ОФИЦЕРЫ ДЕРЖАВЫ - Мишель Нострадамус - Форум
Георгиевская лента Среда, 19 Ноября 2014, 17:31

reyZ ® Начало ФорумРегистрацияВход карта форума  1  2
 
Вы вошли как Лазутчик
на страницу ЛСНовые сообщенияУчастникиПравила форумаПоискRSS
   
Статистика Форума  ©

Последние темы

Активные пользователи

Новые пользователи

Военные методы в бизнесе

igkorn

(31 Августа 2014 19:11)

Разное.

igkorn

(31 Августа 2014 19:10)

Генерал Власов - агент стратегической разведки Кремля.

igkorn

(31 Августа 2014 19:08)

Объявление, Письмо, Личное

1lon_g

(18 Октября 2013 14:49)

творчество

1lon_g

(18 Октября 2013 14:46)

Прелесть

634

Зимняя_вишнЯ

340

dvocu

322

Юрий

241

СветиК

238

RichardTuh

16 Октября 2014

JewistNish

15 Октября 2014

WilliamKl

15 Октября 2014

PormataKn

15 Октября 2014

AlbertPl

15 Октября 2014

           
Страница 1 из 11
Модератор форума: LonG 
Форум » Общий раздел » История » Мишель Нострадамус (Центурии)
Мишель Нострадамус
Дата: Понедельник, 02 Апреля 2007, 11:58 | Сообщение # 1 |
  
 
Сообщений:





ПРЕДИСЛОВИЕ МИШЕЛЯ НОСТРАДАМУСА, ПРЕДПОСЛАННОЕ ЕГО ПРОРОЧЕСТВАМ

Цезарю сыну Нострадамуса
Счастья и долгой жизни желаю

Твое позднее появление на свет, сын мой Цезарь Нострадамус, заставило меня в течение моих постоянных длительных ночных бдений подумать о том, как тебе оставить письменное воспоминание, после физического угасания твоего родителя, для общего блага людей. Я хочу тебе оставить память о том, с чем меня познакомила божественная сущность, с помощью астрономических круговращений. И с тех пор, как бессмертному Богу было угодно, чтобы ты явился в этот земной мир, я не буду говорить о твоих годах, ибо тебе нет и года, ведь твои месяцы Марса неспособны еще внушить твоему слабому разуму то, что я буду вынужден определить в моем зрелом возрасте, так как нельзя тебе оставить на письме то, что временем будет стерто: ведь наследственная речь оккультного предсказания будет заключена в моих внутренностях /моем животе/; считая также, что будущее неясно и что каждое существо руководится могуществом бесценного Бога, руководствуясь не мистическим гневом или лимфатическим порывом, но астрономическими утверждениями: "Только вдохновленные именем Бога предсказывают и имеют особый пророческий дух". Однако, уже с давних пор, случалось так, что я задолго до события предсказывал, что произойдет и в каком конкретном месте, считая, что все свершается волею и вдохновением Божиим, [а также предсказывал] другие счастливые и несчастные события, которые впоследствии произошли в разных частях мира: так как сейчас я вынужден молчать или скрывать свои мысли по причине несправедливости, то я хочу изложить письменно события, относящиеся не только к настоящему времени, но также и к большой части будущего, так как королевства, группы и регионы подвергнутся таким коренным изменениям, иногда диаметрально противоположным их современному состоянию, что если бы я рассказал, каково будет их будущее, читатели в этих королевствах, верующие разных вероисповеданий, настолько нашли бы это не соответствующим их воображению, что они осудили бы то, что будет подтверждено с течением веков и в чем люди убедится в будущем.

Обращаюсь к суждению Истинного Спасителя: "Не предписывайте святым гимны, не мечите бисера перед свиньями, чтобы не попирали вас ногами и не разорвали вас, обернувшись против вас".

И вот причина того, что я перестал выступать публично и писать пером, а потом я решил объяснить подробнее, объявив для всех людей, в темных и странных выражениях, будущие причины, как самые близкие, [так] и те, которые я увидел, какие бы смены поколений ни произошли; но чтобы не шокировать хрупкого слуха живущих, все мои писания я облек в форму туманную и пророческую, ибо "Я скрыл здесь от знающих и осторожных, то есть могущественных и правящих, и разъяснил все избранным и проницательным". Мои пророчества с помощью бессмертного Бога и добрых Ангелов получили силу прорицания, они видят удаленные вещи и они могут предвидеть отдаленное будущее, так как ничто не может свершаться без Него, чье могущество столь велико и доброта к людям такова, что пока они остаются людьми, каждый раз в подобных обстоятельствах по воле доброго Духа эта теплота и мощь прорицания приближаются к нам: как приходят к нам лучи солнца, которое оказывает влияние на элементарные и неэлементарные тела.

Что касается нас, людей, мы своей собственной силой и изобретательностью не можем постигнуть скрытые тайны Бога Создателя. "Ибо нам не дано знать ни дня, ни часа..." и т.д.

Поскольку в настоящее время также есть многие люди, которых Создатель наградил даром воображения и раскрыл им некоторые тайны будущего, согласованные с указаниями Астрологии, так же как и тайны прошлого, определенное могущество исходит от них, как пламя огня и, с Божьей помощью, могут проявляться божественные и земные вдохновения. Ибо дела божественные, которые получили благословение, завершает сам Бог: среднее находится среди Ангелов, третье: у злых [сил] Но, сын мой, я говорю с тобой здесь слишком зашифровано: но что касается оккультных пророчеств, которые получают тонким духом огня, тот, кто иногда взволнованным рассудком наблюдает самое высокое из Светил, будучи бдительным и внимательным к пророчествам, излагая свои знания на письме, не может предаваться обычному красноречию; ведь все свершается благодаря могуществу великого Бога, чья доброта бесконечна. Хотя, сын мой, если будут тебе говорить, что я Пророк, я не хочу в настоящее время себе приписывать столь высокий титул: "Сегодня их называют пророками, когда-то их называли ясновидцами": так как Пророком, сын мой, можно, собственно говоря, назвать того, кто видит вещи, скрытые от знания обычного человека. И если случается, что Пророк узрит свет совершенного откровения и ему откроются вещи божественные и земные, он не может говорить открыто, так как действие предсказания уходит далеко вперед, ведь тайны Бога непостижимы и добродетель открывает далеко впереди истинные знания, а также их последствия. Этого нельзя понять ни по земным предзнаменованиям, ни другим человеческим знанием, ибо оккультная добродетель находится под покровительством самого Неба, то есть самой вечности, которая с помощью веры открывает любые времена. Но, исходя из неделимости вечности, с помощью возмущения Гираклианского причины познаются движениями в небесах. Я не говорю, сын мой, и ты должен хорошо это понять, хотя познание этой материи еще не может запечатлеться в твоем слабом разуме, что будущие весьма удаленные причины не могут быть рационально постигнуты, и хотя они очень удалены, они могут быть от человека не слишком укрыты: но совершенное постижение важных причин невозможно без божественного откровения: ибо всякое пророческое откровение исходит от Создателя, а также зависит от судьбы и от природы. А посему вещи, как случившиеся, так и еще не случившиеся, могут быть предвидены. Однако знание, основанное лишь на интеллекте, не может быть оккультным; но только через голос, исходящий с лимба, подобно языку пламени, в котором содержатся все будущие причины. И поэтому, сын мой, я заклинаю тебя никогда не употреблять своего разума в угоду ложным и напрасным целям, иссушающим тело и губящим душу, приводя в смятение слабые чувства: то же я скажу и о суетности самой отвратительной магии, некогда осужденной Священным Писанием и божественными канонами; но от этого свободна Астрология, трактующая знамения, благодаря которой, находясь под покровительством Божиим и слушая его откровения, мы и изложили письменно наши пророчества. И как ни осуждалась бы эта оккультная философия, я никогда не хотел предать ее неразумному суду те многие тома, которые были спрятаны в течение долгих веков. Но, догадываясь о будущем, я прочитал их Вулкану, сделав так, что, пока он их пожирал, пламя огня давало необычный свет, более яркий, чем от обычного пламени, как свет горящего факела, внезапно освещающего дом, как будто вдруг начался пожар. Поэтому, чтобы в будущем не были обмануты, наблюдая полную трансформацию, как лунную, так и солнечную, я их (эти книги) обратил в пепел, ибо неподкупные все узнают и под землей, с помощью оккультных волн. Но что касается того труда, который я только что закончил, исходя из воли Божией, это я хочу тебе открыть: каким образом познать будущие события, далеко отбросив фантастические предположения. Эти события можно узнать, определив, в частности, те места, в которых сверхъестественное Божие откровение обращается к небесным конфигурациям, место и время определены добродетелью, оккультным могуществом, волею господней, присутствием которой токи времени вливаются в вечность, ибо ход [светил] зависит от причины прошлой, настоящей и будущей, которые все открыты пониманию. Таким образом, сын мой, ты можешь легко, несмотря на твой нежный возраст, понять, что вещи, которые должны случиться, могут быть предсказаны ночным и небесным светом естественного происхождения, и духом пророчества: не потому, что я хочу себе присвоить звание пророка, но ибо мне, смертному, стоящему на земле и далекому от постижения небесного смысла, это дано откровением Божиим.

Я могу заблуждаться, ошибаться, разочаровываться, я больший грешник, чем кто-либо другой в этом мире, я подвержен всем людским недостаткам. Но, исходя из посещающей меня Божией благодати и произведя длинные расчеты во время своих ночных занятий, я составил Книги пророчеств, включающие каждая по сто катренов астрономических пророчеств, которые я решил изложить темным стилем, и эти прорицания отныне и до года 3797. Возможно, некоторые из них будут оспорены, исходя из длительности этого периода, но по всей Земле сказывается влияний Луны на разум: и поэтому причины универсальны для всей Земли, сын мой. Если ты проживешь свой естественный человеческий век, ты увидишь в своей стране, под Небом своей Родины, как осуществятся будущие пророчества. И хотя лишь Господь Всемогущий один знает Вечность света, исходящего от Него самого, я говорю тебе, что для тех, кого Его безграничная и непостижимая милость решила путем долгого и печального откровения возвеличить, исходя из этой оккультной причины, явленной свыше, две основные вещи даны прорицателю, и одна [из них] открывает божественный сверхъестественный свет тому, кто предсказывает по учению светил и пророчествует благодаря божественному вдохновению, которое позволяет ему приобщиться к божественной вечности, ибо Пророк судит так, как указал ему святой дух, по воле Бога Создателя и по собственному побуждению. А посему то, что он предсказывает, есть истина, ибо в Нем его [предсказания] источник и причина; и этот свет и слабое пламя достигают цели и приходят с той же высоты, что и природный свет, который подкрепляет уверенность Философов в том, что, узнав принципы первопричины, они могут достигнуть самого дна самых глубоких наук. Но для этой цели, сын мой, я не хочу углубляться слишком в вещи, которые и в будущем будут твоему уму недоступны, а, кроме того, я думаю, что этим письмам в будущем суждена большая и несравненная известность. Я считаю, что в мире, до того, как его настигнет всемирный пожар, будет много потопов и больших наводнений, что почти не будет местности, которая не покроется водой: и это будет продолжаться так долго, что кроме описаний суши и моря, почти все погибнет, ибо до и после этих наводнений во многих местах дожди станут редки и с Неба падет такая масса огня и камней, что все будет уничтожено, и это случится за краткое время, и до последнего пожара. Ибо когда планета Марс завершит свой век, в конце своего последнего периода он его возобновит. Но одни /на/ много лет соберутся в созвездии Водолея, другие в созвездии Рака, самые долгие и непрерывные. И теперь, так как мы ведомы Луной, памятуя об абсолютном могуществе Вечного Бога, прежде чем она закончит свой полный оборот /цикл/, Солнце придет, и затем Сатурн. Ведь [судя] по небесным знакам, царство Сатурна вернется. Сделав все расчеты, (мы видим), что мир приближается к анарагоническому обороту /возвращению в исходную точку?/. От того времени, в которое я пишу, и в течение 177 лет 3 месяцев и 11 дней мир в результате чумы, долгого голодай войн, а затем наводнений, повторяющихся много раз на протяжении этого периода, настолько уменьшится и так мало людей останется, что не найдут охотников обработать поля, которые останутся свободными столько же времени, сколько до этого их обрабатывали /сколько они были в рабстве/, и все это [произойдет] по видимому небесному суду. Сейчас мы находимся в седьмом числе тысячи, которая завершает все, и приближаемся к восьмому, где находится твердь восьмой сферы, находящаяся на исчислении широты, [там], где всемогущий Господь закончит круг /оборот/: тогда небесные созвездия /картины, образы/ вновь придут в движение, и [это будет] высшее движение, которое придает силу и прочность земле: и не зайдут они, во веки веков, до тех пор, пока Его воля не будет исполнена, но никак не иначе. Однако возникнут двусмысленные суждения, уклоняющиеся от естественных причин, благодаря магометанским выдумкам, и поэтому несколько раз Господь Создатель с помощью своих огненных посланников и огненного послания откроет человеческим чувствам и даже [прямо] нашим глазам причины будущего предсказания, предвестницы будущего, явно обозначенные. Ибо предсказание, которое исходит от внешнего света, обязательно этот внешний свет обнаруживает. Верно, что человек рассуждает рационально, но это не ущемляет воображения, ведь разуму совершенно очевидно, что каждый человек может предсказывать лишь с помощью божественного озарения и с помощью ангельского духа, который передается пророчествующему человеку, давая благословение предвидениям, которые его озаряют, возбуждая его воображение различными ночными явлениями, каковые подкрепляются дневной уверенностью благодаря астрономическим расчетам, связанным со священными предсказаниями будущего, а также зависящим и от личного мужества. Послушай же, сын мой, то, что я нахожу в своих расчетах, которые согласуются с вдохновенными озарениями: смертельный меч приближается к нам сейчас, с чумой, с войной более ужасной, чем была когда-либо при жизни людей, и с голодом, который падет на землю и часто будет возвращаться, так как Светила согласны в своих движениях, и также было сказано: "Покараю железным прутом их недоброжелательность и ударами плети их поражу". Ведь милосердие Божие не будет какое-то время на нас распространяться, сын мой, и большая часть моих Пророчеств осуществится и будет исполнена. Тогда много раз во время будущих бурь: "Я уничтожаю, скажет Господь, и ломаю, и никого не прощаю". Тысячи других событий случатся на водах из-за бесконечных дождей, как я полнее рассказал, письменно и в других моих пророчествах, определив место, время, назначенный срок. Это увидят люди, придущие после нас, знающие, что события предсказанные неизбежны, как отмечали и те, кто говорит ясно; но хотя некоторые [из них] как бы скрыты облаком, они будут поняты умными людьми, а когда уничтожат невежество, смысл [их] станет яснее.

Заканчивая, обращаюсь к тебе, сын мой: прими этот дар твоего отца Мишеля Нострадамуса, надеюсь, что я все тебе открыл в каждом Пророчестве этих катренов. Молю бессмертного Господа, чтобы он даровал тебе долгую жизнь, счастье и процветание.

1 марта 1555 г.

Дата регистрации: 
 
 
 
Дата: Понедельник, 02 Апреля 2007, 11:59 | Сообщение # 2 |
  
 
Сообщений:





ЦЕНТУРИЯ I

I.

Я сижу ночью, один, в тайном кабинете,
Опершись на медную подставку,
Язычок пламени, выходящий из одиночества,
Приносит успех тому, кто верит не напрасно.

II.

Из множества Ветвей он выбирает ту, что станет жезлом,
И ноги человека, и край звезды /лимб/ он равно омывает волной.
Его взволнованный голос дрожит над рукавами рек.
Божественное величие. Благодать снисходит на него.

III.

Когда перевернутся носилки вихря
И станут друг против друга те, кто закутан плащом,
Республика будет потревожена новыми людьми,
Тогда белых нельзя будет отличить от красных
/Тогда белые и красные поменяются местами/.

IV.

Во вселенной будет сотворен один Монарх,
Который недолго будет жить в мире,
Тогда Потеряет путь рыбачья лодка
И управление будет совершаться с большим ущербом [для всех].

V.

Они будут изгнаны и начнут долгое сражение,
Во всей стране будут сильнее угнетены,
Города и поселки вступят в большой спор,
Каркассон и Нарбонна подвергнутся испытаниям.

VI.

Облик Равенны изменится,
Когда к ее ногам падут крылья.
Двое из Бресса /Франция/ будут давать законы
Турину и Версалю, которые покорят галлы.

VII.

Придут поздно, когда казнь будет совершена,
[Преодолев] встречные ветры, письма, посланные ранее.
Четырнадцать заговорщиков одной секты
Закончат дела с помощью Руссо.

VIII.

Сколько раз ты будешь взят, город Солнца,
В тебе будут меняться варварские и пустые законы.
Твоя беда приближается. Ты пострадаешь еще больше.
Великая Адриатика покроет твои улицы.

IX.

С Востока придет Пуническое /коварное/ сердце,
Рассердит Адрия /Адриатику/ и наследников Ромула,
С ним придет ливийский флот,
Опустеет храм Мелиты и соседние Острова.

X.

Змей впустят в железную клетку,
Куда поместят семерых детей Короля.
Старики выйдут из глубин ада,
Чтобы увидеть, как умирают их дети /их плод/, смерть и крики.

XI.

Движением чувств, сердца, рук и ног
Придут к согласию Неаполь, Лион, Сицилия.
Потом на благородных римлян /обрушатся/ мечи, огонь и воды,
Затоплены, убиты, мертвы из-за слабоумного человека.

XII.

В скором времени заговорит лживая хрупкая бестия,
Быстро поднявшаяся из низов наверх.
Которая, используя коварство и обман,
Станет затем управлять Вероной.

XIII.

Изгнанники, обуреваемые гневом и животной ненавистью,
Организуют большой заговор против Короля.
В тайне введут врагов по подземному ходу,
Но его старые родственники против них взбунтуются.

XIV.

Рабы станут петь песни, гимны и требовать,
Чтобы выпустили из тюрем заключенных туда Принцами и Господами.
В будущем безголовыми идиотами
Их будут считать в божественных проповедях.

XV.

Марс грозит нам военной силой,
Он семьдесят раз заставит проливать кровь.
Разорение церкви и ее святынь.
Уничтожение тех, кто о них не захочет слышать.

XVI.

Коса в Пруду, вместе /направлены/ к Стрельцу,
В его высоком ложе - волнение.
Чума, голод, смерть от вооруженной руки.
Век приближается к своему обновлению.

XVII.

Сорок лет Ирида /радуга/ не будет появляться,
[Затем] сорок лет она будет видна каждый день.
Сухая земля иссохнет еще больше,
А затем, когда ее /Ириду/ увидят, начнутся большие ливни.

XVIII.

Из-за раздоров и небрежности галлов
Будет открыт путь Магомету.
Пропитаются кровью земля и море Сенонов /галлов/,
Порт Фосен заполнится парусами кораблей.

XIX.

Когда змеи окружат кольцом ар земли,
Троянская кровь будет пролита испанцами.
Из-за них будут большие убытки,
Главный плод спрячут в бортах, в грязи.
/Вождь, плод, спрятанный.../

XX.

Города Тур, Орлеан, Блуа, Анжер, Реймс и Нант
Пострадают от внезапного изменения,
Иностранцами будут поставлены палатки,
У рек - копья и поводья; на суше и на море землетрясение.

XXI.

Глубоко залегающая белая глина питает скалу,
Которая выходит молочного цвета /дающая молоко/ из пропасти.
Напрасно страдающие не решатся ее тронуть,
Не зная, что в глубине есть глинистая почва.

XXII.

Так как все живущее не будет иметь никакого смысла,
Железо довершит смертельную работу.
Отену, Шалону, Лангру, двум Сансам
Град и лед причинят большой ущерб.

XXIII.

На третий месяц встанет Солнце,
Вепрь и Леопард на Марсовом поле [встретятся] для битвы,
Усталый Леопард направляет в Небо свой взор,
Видит, что вокруг Солнца кружит Орел.

XXIV.

В новом городе из страха приговорен мыслитель,
Хищная птица приносит себя в дар Небу,
После победы пленники будут прощены,
Кремона и Мантуя переживут большие несчастья.

XXV.

То, что скрывалось долгие века и считалось потерянным, будет найдено.
Пастух /Пастор?/ будет почитаем полубогом.
Когда луна завершит свой большой цикл,
Он будет обесчещен другими ветрами.

XXVI.

Великий человек от молнии падет в дневное время,
Это зло предскажет принесший сообщение,
Следующее знамение придет в ночное время,
Конфликт в Реймсе, Лондоне, чума в Этрурии.

XXVII.

У подножия [горной] цепи Гиен поражен Небом,
Недалеко оттуда спрятано сокровище,
Которое собиралось долгие века.
Нашедший его умрет от удара в глаз пружиной.

XXVIII.

Башня Бука будет бояться леса Варваров,
Через долгое время после /появления/ гесперийской [Италия] лодки.
Оба причинят большой ущерб скоту, людям, вещам.
Таурус и Либра /Телец и Весы/, какая смертельная ссора!

XXIX.

Рыба, которая живет в воде и на земле,
Огромной волной будет выброшена на берег,
Форма ее, странная, привлекательная и ужасная.
Вскоре с моря к стенам [города] подойдут враги.

XXX.

Чужеземный корабль во время бури на море
Причалит в незнакомом порту.
Несмотря на знаки, подаваемые пальмовой ветвью,
Начнется грабеж, смерть; добрый совет придет слишком поздно.

XXXI.

Много лет в Галлии будут длиться войны,
Мимо пройдет путь монарха Катуллона.
Неясную победу увенчают трое великих.
Орел, Петух, Луна, Лев, Солнце в марке /знаке/.

XXXII.

Великая Империя будет вскоре перенесена
На незначительную площадь, которая вскоре увеличится,
Посреди маленького, тесного герцогства
Он скоро поставит свой скипетр.

XXXIII.

Около большого моста, в широкой долине
Большой Лев силами цезарейскими
Уничтожит строгий город,
Из страха закрывший перед ним ворота.

XXXIV.

Хищная птица, подлетевшая к окну,
Перед войной будет защитой французов.
Одна сторона использует доброе [предзнаменование], другая - двусмысленное и зловещее,
Слабая сторона выдержит благодаря хорошему предзнаменованию.

XXXV.

Молодой Лев победит старого
На поле боя, во время одиночной дуэли,
В золотой клетке ему выцарапают глаза.
Два флота соединятся в один, потом он умрет страшной смертью.

XXXVI.

Слишком поздно Монарх раскается,
В том, что он не предал смерти своего противника,
Но ему придется согласиться с тем, чтобы более высокопоставленного
Умертвили, выпустив всю его кровь.

XXXVII.

Несколько раньше, чем Солнце затемнится,
Начнется конфликт, большой народ будет в сомнении,
Потерпят поражение, морской порт не откликнется,
Мост и гробница находятся в двух странных /чужеземных/ местах.

XXXVIII.

Солнце и Орел покажутся победителю,
Неправильный ответ будет дан побежденному,
Ни шумом, ни криком упряжки не остановят,
Будут требовать мира, чтобы остановить смерть
/Требует мира, смертью [укусами], если закончит вовремя/.

XXXIX.

Ночью в постели правитель будет задушен
За то, что он слишком приблизил к себе блондина,
Вместо него много претерпевшей Империи предлагают троих,
Многие умрут, карта и пакет останутся непрочитанными.

XL.

Ложный смерч, скрывающий /несущий/ безумие,
Заставит Византию изменить свои законы.
Выйдет из Египта тот, кто захочет, чтобы отменили
Эдикт, меняющий /курс/ денег и пробу золота.

XLI.

Ночное нападение на город
/Трон в городе ночью осажден/,
Мало кто спасется, конфликт недалеко от моря,
Женщина упадет в обморок от радости при возвращении сына,
Яд и письма спрятаны в конверт.

XLII.

Первого апреля, в Средние века, десятый /10 человек/
Будет вновь воскрешен злыми людьми.
При погашенном огне дьявольская ассамблея
Ищет кости д'Амента и Пиелина.

XLIII.

Прежде чем осуществится преобразование Империи,
Случится чудесное происшествие:
С поля, на котором находится колонна Порфира,
Она будет перенесена на узловатую скалу.

XLIV.

Вскоре опять вернутся жертвоприношения,
Несговорчивые будут подвергнуты мучениям,
Больше не будет ни монахов, ни аббатов, ни послушников,
Мед будет намного дороже воска.

XLV.

В религиозной сфере большое наказание доносчику,
Зверь в театре ставит спектакль,
Изобретатель возвеличен самим собой
/Факта аутического? возвышен изобретатель/,
Из-за сект мир станет путанным и схизматичным.

XLVI.

Сразу после Окса, Лестор и Миранда,
Большой огонь с неба три ночи будет падать.
Случится вещь удивительная и заслуживающая внимания,
Вскоре после того земля задрожит.

XLVII.

Клятвы, произнесенные на озере Леман, не будут сдержаны,
Дни превратятся в недели,
Потом в месяцы, потом в год, потом все расстроится,
Высокие чиновники сами осудят свои неверные законы.

XLVIII.

Пройдет /когда пройдет.../ двадцать лет царствования Луны,
Потом еще семь тысяч лет продлится ее власть
/Семь тысяч лет другой будет держать свою монархию/,
Когда она устанет и ее сменит Солнце
/Когда Солнце возьмет ее усталые дни/,
Тогда, должно быть, свершится мое пророчество.

XLIX.

Намного ранее этих событий
[Придут] люди с Востока под покровительством Луны.
В 1700 году совершат большие передвижения,
Почти покорив Северный край /угол Аквилона/.

L.

Из водного триединства родится
Один /человек/, который будет первым вассалом на празднике.
Его известность, слава, царствование и могущество возрастут.
На Востоке будет буря на суше и на море
/На суше и на море, на Востоке - буря/.

LI.

Повелители Овна, Юпитер и Сатурн.
Боже всемогущий, какие перемены!
Потом на долгие века вернутся лихие времена,
В Галлии и Италии какие волнения!

LII.

Двое хитрецов /под знаком/ Скорпиона соединятся,
Верховный правитель убит в зале,
Чума в церкви из-за нового Короля /нового присоединившегося.../
[Объединены] Южная /Нижняя/ и Северная Европа.

LIII.

Тогда увидят мучения большого народа,
И святой закон в полном запустении.
Весь христианский мир [будет управляться] другими законами,
Когда найдут новые залежи золота и серебра.

LIV.

Два бунта, поднятых злыми людьми /?/,
Вызовут изменения в царствах и в веках.
Подвижный знак в том месте погаснет
На одинаковом расстоянии от [места] наклона /склонения/
/Двум равным будет оказано поклонение/.

LV.

В неблагоприятном климате Вавилона
Будет большое кровопролитие,
Которое причинит ущерб земле, морю, воздуху и небу,
Будет смешение царств, сект, голод, болезни.

LVI.

Вы увидите рано или поздно большие изменения.
Крайние мерзости и мстительность,
Когда Луну будет вести ее ангел,
Небо приблизится к наклонам /склонениям/.

LVII.

Во время большого спора придет смерч.
Тот, кто нарушил соглашение, поднимет голову к Небу
И с окровавленным ртом будет плавать в крови,
На земле ему умастят лицо молоком и медом.

LVIII.

Распоров живет, родится [некто] с двумя головами
И четырьмя руками, он проживет несколько полных лет.
В день, когда Алкилой отпразднует свой праздник,
Из Фоссена и Турина бежит глава Феррары.

LIX.

Изгнанники, депортированные с Острова,
С приходом более жестокого Монарха
Будут убиты и оба сожжены /?/.
Парки об этом ничего не скажут /?/.

LX.

Недалеко от Италии родится Император,
Который дорого обойдется империи.
Скажут, [видя] с какими людьми он вступает в союз,
Что это скорее мясник, чем принц.

LXI.

Несчастная и бедная республика
Будет разорена новым магистратом.
Большое скопление /звезд?/ принесет несчастье изгнания,
Свевы [германцы] заключат большой контракт /raur?/.

LXII.

Большая потеря, несчастье, которое принесут письма,
Прежде чем достигнут Неба Латоны.
Огонь, большой потоп, скипетры невежд,
Этого в течение долгих веков нельзя будет переделать.

LXIII.

Когда цветы увянут, мир уменьшится.
В течение долгого времени в необитаемых землях мир
Будет на земле, небе, суше, море, водах
/Сур? пройдет по небу, земле.../,
Потом снова начнутся войны.

LXIV.

Ночью им покажется, что они видят Солнце,
Когда увидят поросенка-получеловека.
Шум, пение, битва на Небе будут замечены,
Услышат, как заговорят дикие звери.

LXV.

Дети будут без рук, невиданная молния с громом.
Королевское дитя во время игры ранено /doesteuf?/.
На холме все снесут жестокие ветры.
Трое будут в цепях, скованные вместе.

LXVI.

Тот, кто тогда принесет новости,
После того пойдет дышать воздухом
/После одного [человека?] он пойдет/.
В Вивье, Турноне, Монферране и Прадеде
Град и буря его заставят вздыхать.

LXVII.

Я чувствую приближение большого голода,
Он будет часто отходить, но потом станет всемирным,
Такого большого и долгого, что будут вырывать
Деревья с корнем и отрывать ребенка от груди.

LXVIII.

О какое ужасное и несчастное мучение
Трех невинных, которых выдадут.
Подозрительная рыба, плохо охраняемый предатель,
Испытывающий ужас перед пьяными палачами.

LXIX.

Большая гора окружностью в семь стадий,
После мира, войны, голода, наводнения
Покатится далеко, уничтожая большие строения /?/,
Даже древние и с крепким фундаментом.

LXX.

Дождь, голод, война не прекратятся в Персии,
Слишком большая доверчивость подведет Монарха.
Там закончится то, что начиналось в Галлии.
Тайный знак для того, кто хотел быть паркой /?/.

LXXI.

Башня в море трижды перейдет из рук в руки,
К испанцам, варварам, лигурам.
Марсель, Экс, Арль взяты жителями Пизы,
Туринцы огнем и мечом разграбят Авиньон.

LXXII.

В Марселе полностью сменятся жители,
Побег и погоня вплоть до Лиона.
Нарбонна, Тулуза разграблены жителями Бордо,
Убитых и пленных почти миллион.

LXXIII.

На Францию нападение с пяти сторон из-за ее неосторожности /?/.
Тудис, Аргал возмущены персами.
Леон, Севилья, Барселона пали,
Преследование организовано венецианцами /?/.

LXXIV.

После стоянки [они] будут блуждать по Империи,
Большая помощь придет из Антиохии.
Черные курчавые волосы потянутся к Империи,
Медная борода поджарится на вертеле.

LXXV.

Тиран из Сиенны займет Савонну,
К завоеванной крепости подойдет морской флот.
Две армии под знаменем Анконны,
Из трусости вождь раздумывает [что делать?].

LXXVI.

Он будет назван столь ужасным именем,
Что три сестры посчитают это имя роковым.
Потом большой город заставит говорить о своем языке и своих делах,
Более, чем кто-либо другой узнает славу и известность.

LXXVII.

Между двумя морями поставит перемычку
Тот, кто затем умрет от укуса лошади.
Его Нептун развернет черный парус
У Капри, флот будет находиться у Рошеваля.

LXXVIII.

От старого вождя родится глупое дитя,
Отсталое и в знаниях, и в битвах.
Вождя Франции будет опасаться его сестра,
Поля будут разделены и отойдут к жандармам.

LXXIX.

Базар, Лестор, Кондон, Адфх, Агин,
Возмущенные законами, затеют ссору /...ссора и монополия/
Так как Бей превратит в руины Бурд и Тулузу,
Желая восстановить город Тельца /их таврополию?/.

LXXX.

С шестого яркого небесного светила
Придет в Бургундию сильный гром,
Потом от отвратительного зверя родится чудовище,
В марте, апреле, мае, июне - большие склоки и ссоры.

LXXXI.

Из человеческого стада выделят девятерых,
Их лишат возможности услышать советы и мнения [людей],
Их судьбы будут различны с самого начала.
Каппа, Фита, Лямбда - убиты, изгнаны, потеряны.

LXXXII.

Когда сильно задрожат деревянные колонны,
Порыв южного ветра их покроет глиной.
Будет изгнана большая группа людей /?/,
Задрожат Вена и вся Австрия.

LXXXIII.

Чужеземцы разделят добычу,
Сатурн [посмотрит] на Марс злым взглядом.
Ужасный и враждебный для Тосканцев и Латинян,
Греки, любопытствовавшие, примут удар.

LXXXIV.

Затемненная Луна погрузится в полный мрак,
Ее брат проходит, ржавого цвета,
Великий, долгое время таившийся во мраке,
Разогреет железо в кровавом дожде.

LXXXV.

Ответом Дамы взволнован Король,
Послы пренебрегают своей жизнью,
Старший дважды восстает против своих братьев /?/,
Из-за гнева, ненависти и зависти двое умрут.

LXXXVI.

Велика Королева, когда увидит себя побежденной,
Злоупотребит мужеством мужчин/ы/,
На лошади, нагая, пересечет реку,
Преследуемая оружием, она нанесет оскорбление вере.

LXXXVII.

Земля, стряхивая огонь из своего центра /?/,
Задрожит вокруг Нового Города.
Две больших державы долго будут вести войну,
Затем Аретуза обагрит новую реку.

LXXXVIII.

Божественная болезнь настигнет великого Принца,
Вскоре после того, как он женится.
Его помощь и влияние внезапно станут ничтожными,
Он умрет после совета обрить голову
/Совет умрет для бритой головы/.

LXXXIX.

Все жители Иллерда окажутся в Мозели,
Неся смерть всем на Луаре и на Сене,
Морской поток подойдет к Отвилю /?/,
Когда испанец откроет проход.

XС.

Бордо, Пуатье при звуках битвы
С большим флотом дойдут до Анконны /Ангона/.
Против галлов будет их северная звезда /северный ветер/,
Когда отвратительное чудовище родится недалеко от Оргона.

XCI.

Боги появятся перед людьми,
Они будут авторами большого конфликта,
Раньше небо было чистым, потом шпаги и копья,
Которые будут склоняться к левой руке.

XCII.

В царствование одного человека все будут требовать мира,
Но вскоре опять начнутся грабеж и восстание,
Из-за отказа [отдать] город, земля и море будут потревожены,
Мертвых и пленных около трети миллиона.

XCIII.

Земля Италии у гор задрожит,
Лев и Петух не очень объединены,
Но не испугавшись, один другому поможет,
Только Катулон и Кельты будут вне конфликта.

XCIV.

В порту Селин тирана предадут смерти,
Однако свобода не будет обретена,
Новый Марс мстит и вызывает угрызения совести,
Дама почитаема силой страха.

XCV.

У монастыря будет найден ребенок-близнец,
В его жилах - кровь героического пожилого монаха,
Влияние его речи на секту будет велико,
Скажут, что он высоко поднялся /vopisque?/.

XCVI.

Тот, кому будет поручено уничтожить
Храмы, секты, измененные по прихоти,
Повредит больше скалам, чем живым людям,
Чьи уши будут полны красивых слов.

XCVII.

То, чего не смогли довершить железо и пламя,
Будет сделано мягкими словами на совете,
Король будет мечтать о передышке и сне,
Чтобы не было больше врага, пожаров, крови на войне.

XCVIII.

Вождь, который уведет огромный народ
Далеко от его Неба, туда, где чужой язык и нравы,
Пять тысяч погибнут на Крите и в Фессалии,
Вождь бежит, спасаясь в трюме корабля.

XCIX.

Великий монарх будет сопровождать
Двух королей из чувства дружбы,
О как тяжело вздохнет большое войско,
Дети Нарбонна вокруг, какая жалость!

С.

Долго в небе будет видна серая птица,
В землях Доля /Франция/ и Тосканы,
Она будет держать в клюве зеленую ветвь.
Рано умрет знатный человек и закончится война.

Дата регистрации: 
 
 
 
Дата: Понедельник, 02 Апреля 2007, 11:59 | Сообщение # 3 |
  
 
Сообщений:





ЦЕНТУРИЯ II

I.

В Аквитанию с Британских островов
Будут сами собой совершаться большие вторжения,
Дожди, заморозки сделают местность труднопроходимой,
Из порта Селин будут исходить крупные завоевания
/Из порта Селены будут исходить сильные влияния/.

II.

Голубая голова причинит белой голове
Столько же зла, сколько Франция им сделала добра,
Умерший в Антене, великий человек будет подвешен на ветке,
Когда Король скажет, сколько его /людей, близких/ он взял [в плен].

III.

Из-за сильного жара солнца над морем,
В Черном море /Негрепонте/ рыбы наполовину сварятся,
Жители придут им вспарывать брюхо,
Когда Род и Генуя потребуют у них пирог.

IV.

От Мюнхена и вплоть до Сицилии
Все побережье будет в отчаянии,
Не будет такого пригорода, поселка или города,
Который не был бы варварами разграблен или обворован.

V.

Когда из рыбы, в которую будут заключены железо и письмо,
Выйдет человек, который затем начнет войну,
Его флот уйдет далеко в море
И появится возле Италии /земли латинян/.

VI.

К городским воротам подойдут и войдут в два города
/У ворот и внутри двух городов/
Два бедствия, равных которым никто раньше не видывал,
В городах голод, чума, люди изгнаны силой оружия,
Взывают о помощи к великому бессмертному Богу.

VII.

Многие будут депортированы на острова,
И там родится существо с двумя зубами в горле,
[Люди] умрут с голоду, объедая листву деревьев,
Для них новый Король готовит новый указ.

VIII.

Священные храмы первоначального римского образца
Отбросят ложные основы,
Вернувшись к первоначальным гуманным основам,
Изгнав святых, но не всех, а лишь ложных культов
/Изгнав, нет, все, святых культы/.

IX.

Девять лет худой будет сохранять мир в королевстве,
Потом он почувствует жажду крови,
Из-за него умрет большой народ без веры и закона,
[Потом] его убьет более справедливый /добродушный/.

X.

Прежде чем через долгое время все успокоится,
Нам следует ждать очень мрачного столетия.
Положение масок и отшельников /одиноких/ изменится,
Мало найдут [таких], кто захочет стать на их место
/Мало найдут, кто захотел бы остаться на своем месте/.

XI.

Будущий сын портного /?/ окажется
Высоко вознесенным в царстве сильных,
Его жестокой славы все будут бояться,
Но его детей изгонят из королевства.

XII.

Закрыв глаза, подчиняясь античной прихоти,
/Глаза закрытые, открытые античной прихоти, фантазии/
Уничтожат одежду [монахов] отшельников,
Великий монарх накажет их безумство,
Храмы будут разграблены, сокровища выброшены вон /сокровище впереди/.

XIII.

Тело без души больше не будет принесено в жертву,
День смерти станет днем рождения,
Божественный дух сделает душу счастливой,
Видя Глагол в его бесконечности.

XIV.

В Type, Жиене их будет охранять проницательный взгляд,
Он обнаружит вдали большую сирену,
Которая со своей свитой войдет в порт,
Нападение будет отбито мощью монарха.

XV.

Незадолго до того, как будет убит монарх,
Кастор и Поллукс на корабле /неф/, бородатое светило,
Общественная казна /?/ опустошена [нашествиями] с суши и с моря,
Пиза, ACT, Феррара, Турин станут запретной землей.

XVI.

В Неаполе, Палермо, Сицилии, Сиракузах
Будут новые тираны, засверкают небесные огни.
Войска придут из Лондона, Гента, Брюсселя и Сузы,
Огромная гекатомба, [затем] победа и празднества.

XVII.

В поле /вокруг/ храма девственницы-весталки,
Недалеко от Этена и Пиренейских гор,
Великий вождь, изгнанный, бежит в карете,
Поворачивает на Север, реки и виноградники осквернены
/Реки брошены на Север, виноградники испорчены/.

XVIII.

Неожиданно опять сильнейший дождь
Помешает осуществлению двух действий:
[Тому, чтобы] камни, небо, огонь иссушили море /сделали море каменным/
[И] внезапной смерти семерых на суше и на море.

XIX.

Пришельцы построят без защиты
/Пришельцы, место, построенное без защиты/,
[Они] займут место, ранее необитаемое,
Луга, дома, поля, города будут в довольстве /возьмут для удовольствия/
[Но] голод, чума и война затруднят обработку земли.

XX.

Братья и сестры, плененные в разных местах,
Будут все приведены к монарху,
На них будет неприятно смотреть, [так как] их слуховые органы
/На них смотреть их слуховые ответвления, жилы/
Подбородки, лбы, носы будут обезображены
/Неприятно видеть [на] подбородке, лбу, носу знаки/.

XXI.

Посла, прибывшего на биремах,
На полдороге остановят неизвестные.
Ему на помощь придут четыре триремы,
На Черном море /Негрепонте/ готовятся цепи и веревки.

XXII.

Лагерь Аскопа уйдет из Европы,
Расположившись недалеко от затопленного острова,
Флот Артона будет отброшен /свернет свою фалангу/,
Пуп мира не услышит более великого голоса.
/Пуп мира увеличится, голос умолкнет/.

XXIII.

Во дворце птицы будут охотиться друг за другом
Вскоре после прихода принца,
И хотя за реку будет отброшен враг,
Его схватят вдали, на расстоянии птичьего полета.

XXIV.

Дикие звери от голода пересекут реки,
Большая часть лагеря /поля/ будет против Гистера,
В железную клетку засадят знаменитого человека,
Когда ничто не защитит /не будет наблюдать/ дитя Германии.

XXV.

Иностранная гвардия /охрана/ предаст крепость,
Надежда и огорчение /тень/ после высокого брака.
Гвардия /охрана/ сильно обманута, захвачена в спешке,
На Луаре, Соне, Роне, Гаре - всюду смертельные оскорбления.

XXVI.

Из-за почестей, которые город окажет
Великому [человеку], который вскоре проиграет сражение,
[И] бежит /из ряда/, По, Тессен наполнятся
Кровью, люди погибнут, утонут, [спасаясь] от сабельных ударов
/Огни, смерти?, укусы?, утонувшие от удара острием/.

XXVII.

Божественным глаголом с Неба будет поражен /ударен/
[Тот,] кто не сможет больше продвигаться вперед.
От отступающего будет скрыт секрет,
Его окружат со всех сторон
/Что будут идти сверху и впереди/.

XXVIII.

Предпоследнее имя Пророка
Он возьмет в день Дианы, в день своего отдыха
/Возьмет Диана как день своего отдыха/,
Его бешенный ум заведет его далеко,
Он освободит большой народ от налогов.

XXIX.

Человек с Востока встанет со своего места
И перейдет Аппенины, [чтобы] увидеть Галлию.
Он пробьет Небо, [пройдет сквозь] воды и снега,
И каждого ударит своим жезлом /прутом, хлыстом/.

XXX.

Один /человек/, который адских богов Ганнибала
Оживит, гроза людей.
Никогда в газетах не будет печататься больше ужасов,
Чем /тогда/, когда пришелец из Вавилона придет к римлянам.

XXXI.

В Кампании Кассилин сделает так /столько/,
Что воды покроют все поля,
Дождь будет идти так долго
/Перед, после долгий дождь/,
Что деревья, будут вывернуты с корнем, не будет видно зелени.

XXXII.

Молоко, кровь, лягушки прольются на Далматию,
Начнется конфликт, чума у Баленны,
Большой крик будет во всей Славонии,
Тогда родится чудовище в Равенне /около и внутри Равенны/.

XXXIII.

У потока, ниже Вероны,
Там, где он вливается в реку По,
Будет большое кораблекрушение, и не меньшее - на Гаронне,
Когда жители Генуи пойдут в эти края.

XXXIV.

Безумный гнев жестокого сражения
Заставит сидящих за столом братьев вытащить оружие.
Их разнимут, любопытный будет ранен /раненый, любопытный/,
Гордая дуэль нанесет ущерб Франции.

XXXV.

В двух жилищах ночью начнется пожар,
Многие внутри задохнутся и сгорят.
Около слияний двух рек это случится,
Солнце [в] Арке /Дуге? Луке?/, все будут ослаблены.

XXXVI.

Грамоты /письма/ великого Пророка будут взяты
И попадут в руки тирана,
Король займется обманом
/Обманывать Короля заставят его дела/,
Но его мошенничества вскоре его смутят /ему помешают/.

XXXVII.

Большое количество людей пошлют,
Чтобы помочь осажденным в крепости,
Чума и голод всех их сожрут,
Кроме семидесяти, которые будут побеждены /?/.

XXXVIII.

Осужденных будет большое число,
Когда монархи помирятся,
Но один из них будет действовать так неудачно,
Что они не смогут надолго объединиться.

XXXIX.

За год до конфликта в Италии
Германцы, Галлы, Испанцы [будут оспаривать] форт.
Падет школа-дом республики,
Где, за небольшим исключением, люди умрут от удушья.

XL.

Вскоре после небольшой передышки
На море и на суше будет большая суматоха /большой шум/,
Еще больше будет битва на море,
Больше всего от огня потерпят животные
/Огни, животные, больше всего нанесут оскорбления/.

XLI.

Большая звезда будет гореть /жечь/ семь дней,
Туча заставит появиться два солнца.
Большой хитрец /?/ всю ночь будет выть,
Когда Римский папа изменит место пребывания.

XLII.

Петух, собаки и кошки досыта напьются крови,
И тирана найдут мертвым от раны.
В чужой постели, с перебитыми руками и ногами,
[Тот,] кто не мог умереть жестокой смертью.

XLIII.

Во время появления хвостатой звезды
Три великих принца сделаются врагами.
Пораженные с неба, мир, земля дрожат,
По, Тибр разольются, на берег выбросит змею.

XLIV.

Орел, находящийся на знаменах /брошенный вокруг вымпелов/,
Другими птицами будет сражен,
Когда гром кимвалов, труб и колоколов
Вернет разум безумной Даме.

XLV.

Слишком небо плачет Гермафродит дает потомство,
Под небом /у неба/ разлита человеческая кровь,
Смертью слишком поздно сплотится великий народ,
Рано или поздно придет долгожданная помощь.

XLVI.

После большого замешательства /?/ людей, еще большее готовится,
Обновляется великий мотор веков.
Дождь, кровь, молоко, голод, железо и чума,
В небесах виден огонь, бегут длинные молнии.

XLVII.

Большой враг, давно [носивший] траур, умирает от яда,
Суверены бесконечностью покорены.
Идет дождь из камней, спрятанных под руном,
Напрасно смертью пытаются добыть вещи.

XLVIII.

Большое войско преодолеет горы,
Сатурн в Ааке отворачивается от рыбы Марса,
Венера спрятана под головами Лососей,
Их вождь повешен на поле боя /?/.

XLIX.

Советники первой монополии
Завоеватели, соблазненные Мелитой:
Родес, Византия им подставляет полюс /?/
Земля будет ускользать из-под ног преследователей.

L.

Когда жители Гейнаута, Гента и Брюсселя
Увидят в Лангре поставленный впереди трон,
Позади них произойдут ужасные войны,
Античная рана будет хуже, чем враги.

LI.

Крови праведника в Лондоне будут требовать /будет недостаток/,
Шестеро сожжены молниями двадцати трех
Старая дама упадет с высокого моста,
Из одной секты многие будут убиты.

LII.

В течение нескольких ночей земля будет дрожать,
Весной будут осуществлены две попытки подряд /две попытки к бегству?/
Из Коринфа в Эфес переплывут /он переплывет/ по двум морям,
Война будет начата двумя храбрецами.

LIII.

Большая чума в приморском городе
Не прекратится, пока не будет отмщена смерть
[И] кровь праведника, взятого и осужденного без преступления,
[И] знатной дамы, оскорбленной притворством.

LIV.

Чужестранцами, далекими от римлян,
Их большой город у воды будет потревожен,
Девушка из недалеких краев
Станет во главе, оружие не будет отточено.

LV.

В конфликте знатный [человек], который немного стоит,
Своему последнему покажет чудесное событие.
В то время как Адрий увидит, чего не хватает,
На банкете будет заколот гордец.

LVI.

Чего не смогли прикончить чума и меч,
То умрет на вершине холма, сраженное с неба,
Аббат умрет, когда увидит разорение
Потерпевших кораблекрушение, захотевших взобраться на утес.

LVII.

До начала конфликта великий падет,
Великий будет казнен, его ранняя смерть будет оплакана
/Рожденный почти совершенным?/, большая часть будет плавать,
У реки земля окрашена кровью.

LVIII.

Без рук и ног, с крепкими и острыми зубами
/На глобусе?/ В портовой крепости старший родится.
У ворот города - похищение обманным путем,
При свете Луны уводят большого и малого.

LIX.

Галльский флот поддерживает большая гвардия,
Солдаты великого Нептуна и его трезубцев.
Прованс истощен, поддерживая большую банду,
Марс уничтожает Нарбонну /Нарбона?/ копьями и дротиками.

LX.

Пуническая война будет прервана на Востоке,
Изменятся Рона, Луара, Тахо и Большой Иуд /?/.
Когда мул утолит свой голод,
Флот будет рассеян, кровь и тела поплывут по воде.

LXI.

Эж, Таминс, Жиронда и Ля Рошель.
О кровь троянца, смерть /умершего/ в порту от стрелы.
За рекой к крепостной стене приставлена лестница,
Языки пламени, большое убийство в проломе [стены].

LXII.

Мабюс скоро умрет, тогда совершится
Ужасное истребление людей и зверей.
Потом вдруг придет возмездие.
Сто, рука, жажда, голод, когда промчится комета.

LXIII.

Галлов Авзон мало подчинит
/Галлов Авзон вскоре подчинит/,
Пан [на] Марне и Сене произведет /изменения?/.
Против них поднимется большая стена,
У стены от меньшего большой потеряет жизнь.

LXIV.

Иссушенные голодом и жаждой жители Женевы
В последнюю минуту получают надежду.
Задрожит, /на дрожащей точке/ Гебенский закон.
Флот в большом порту не смогут принять.

LXV.

Военная сила /парк/ склонится к большой катастрофе,
Из-за Гесперии и Изюбра /Инсубра/.
Огонь на корабле, чума и плен,
Меркурий закончится Искусством Сатурна
/Меркурий в Арте? Сатурна закончится/.

LXVI.

Большой опасности пленник избежит,
Вскоре судьбу великого изменится.
Во дворце народ пойман,
При добром предзнаменовании город осажден.

LXVII.

Блондин кривоносого вызовет на дуэль
И прогонит его из города,
Он заставит впустить в город изгнанников,
В морских портах собрав самых сильных.

LXVIII.

Усилия Аквилона будут велики,
К Океану будет открыта дверь,
Царствование на Острове будет очень прибыльным,
Лондон задрожит, увидев парус.

LXIX.

Король галлов своей /кельтской/ правой рукой,
Увидев раздор в великой Империи,
Вознесет /заставит процветать/ свой скипетр над тремя частями,
Восстанет против сильной церковной Иерархии
/Восстанет против плаща великой Иерархии/.

LXX.

Жало /риеля?/ далеко протянется,
Умрут во время разговора, большая экзекуция,
Гордые люди превратят камень в дерево,
Начнется недовольство, [затем] чудовищная чистка, [потом] покаяние.

LXXI.

Изгнанники придут на Сицилию,
Чтобы избавишь от голода чужестранцев.
На рассвете кельты ее покинут,
Жизнь продолжается, король подчиняется разуму.

LXXII.

Кельтская армия потревожена в Италии,
Со всех сторон конфликт и большие потери,
Беги от римлян, отброшенная Галлия,
У Тессина, на Рубиконе битва с неясным исходом.

LXXIII.

У озера Фусин на берегу Бенакля,
Перевезенный /взятый/ с озера Леман в порт Орион,
Рожденный троеруким /от трех рук/ предсказывает образы войны,
С помощью трех корон великому Эндимиону.

LXXIV.

Из Сакса, Отена они придут на Рону,
Чтобы затем пройти к Пиренеям.
Люди выйдут под знаменем /маркой/ Анконны,
По земле и по морю пройдут большими толпами.

LXXV.

Услышат голос странной птицы,
Сидящей на верхушке дерева /?/.
Так дорого будет стоить бочонок пшеницы,
Что люди станут людоедами /антропофагами/.

LXXVI.

Гром с молнией в Бургундии, таинственное /?/ происшествие.
Которое человеческими силами не смогло бы осуществиться.
Их совета /сената/ охромевший пономарь
Дело разгласит врагам.

LXXVII.

Луки, огонь, смола отброшены другими огнями,
Крики, стоны послышатся около полуночи,
В город войдут по разбитым укреплениям,
Предатели бегут в летний зной.

LXXVIII.

Великий Нептун встанет из глубины моря,
Смешается кровь карфагенцев /пуническая/ и галлов.
Острова в крови, переплывший [море] опоздает, /из-за приплывшего поздно/,
Это ему повредит больше, чем плохо хранимая тайна.

LXXIX.

Черная кудрявая борода хитростью
Подчинит себе жестокий и гордый народ.
Великий Хирен убьет копьем
Всех пленников под знаменем Луны.

LXXX.

После конфликта, красноречие пострадавшего,
На небольшое время будет впечатление передышки.
Однако освобождения великих не допустят
И враги вскоре вновь воспрянут.

LXXXI.

Небесным огнем город почти сожжен,
Смерть /урна/ угрожает еще Цевкалиону.
Раздражена Сардиния Пунической помощью,
После Весы отправят /?/ своего Фаэтона.

LXXXII.

От голода жертва возьмет в плен волка,
Осаждающий тогда в крайнем отчаянии,
Новорожденный имеет впереди [себя] последнего,
Великий не спасется посреди толпы.

LXXXIII.

Крупная коммерция великого [человека] изменит Лион,
Большая часть возвращается к прежнему запустению.
Собранный виноград разграблен солдатами
В горах Юра и у Свевов моросит дождь.

LXXXIV.

Между Кампанией, Сиенной, Флорой, Тустией
Шесть месяцев девять дней не выпадет ни капли дождя.
Чужой язык по земле Далматии
Пробежит, разоряя всю землю.

LXXXV.

Старик с большой бородой установит строгий закон,
В Лионе торжествует Кельтский орел.
Малый и великий слишком упорствуют,
Звон оружия [возносится] к небу, красное
Лигурийское море.

LXXXVI.

Кораблекрушение флота на волнах Адриатики.
Земля дрожит, взбудораженная взрывом /воздухом, попавшим в землю?/.
Египет дрожит, увеличивается [область] Магомета
Глашатай кричит о возвращении веры /?/.

LXXXVII.

Потом придет из далеких стран /дальних пределов/
Германский принц на золотом троне.
Рабство встретится с водами.
Дама пленена, ее времени больше не поклоняются.

LXXXVIII.

Область действия великого разрушительного события /факта/,
Имя пятого будет седьмым,
На одну треть увеличится воинственность иностранная,
Мутон, Лютеция, Экс не послужат гарантией.

LXXXIX.

Однажды две великих державы /хозяина/ согласятся,
Их большая власть от этого увеличится.
Новая земля будет на вершине могущества,
Число будет объявлено кровожадному [человеку].

XC.

Жизнью и смертью изменится королевство Венгрии,
Закон будет более строг, чем служба.
Их большой город наполнится воплями, жалобами и криками,
Кастор и Поллукс - враги /у барьера?/.

XCI.

Когда встанет солнце, увидят большой огонь,
Шум и свет устремятся к Аквилону.
Внутри круга услышат крики и [увидят] смерть,
От меча, огня, голода смерть их ждет.

XCII.

Огонь цвета золотого неба на земле увидят,
Тот, кого ударит высокорожденный, совершит чудо.
Великое умерщвление людей, захват великого племянника,
Умрет бежавший от увиденного гордец
/Умрут от увиденного, гордец спасется/.

XCIII.

Около Тибра смерть угрожает,
Вскоре затем - большое наводнение.
Захвачен капитан корабля и отправлен в трюм
/Взят глава церкви и изгнан/,
Замок и дворец объяты пламенем.

XCIV.

Великий Пау /?/ большое зло вместо галлов примет,
Напрасный ужас в морском Лионе /Льве?/.
Огромный /бесконечный/ народ переправится через море,
Не спасется четверть миллиона.

XCV.

Населенные места станут необитаемыми,
Так как слишком мелко раздробили поля,
Царствами будут управлять робкие бездарности,
Тогда [среди] великих братьев разногласие и смерть.

XCVI.

Вечером в небе будет увиден горящий факел,
В конце принципата /принципа/ Роны,
Голод, меч; помощь придет слишком поздно,
Персия поворачивается к захвату Македонии.

XCVII.

Римский папа боится к тебе приблизиться,
Из города, который омывается двумя реками.
Твою кровь он недалеко оттуда выплюнет,
Твою и твоих близких, когда зацветет роза.

XCVIII.

Тот, кто в крови омывает /?/ лицо,
Скоро принесет в жертву
[Того,] кто пришел из Лео, в соответствии с предзнаменованием,
Но человек погибнет из-за своей доверчивости.

XCIX.

Римская земля, которая истолковала предзнаменование,
Будет потревожена жителями Галлии,
Но кельтская нация будет бояться того часа,
Когда Борей слишком далеко отнесет ее флот.

С.

На островах такой ужасный шум,
Но хорошо услышат лишь один корабль /заговор?/.
Настолько велико будет оскорбление разбойников,
Что все объединятся в большую лигу.

Дата регистрации: 
 
 
 
Дата: Понедельник, 02 Апреля 2007, 12:00 | Сообщение # 4 |
  
 
Сообщений:





ЦЕНТУРИЯ III

I.

После сражения и морского боя
Великий Нептун на своей самой высокой башне.
Красный противник от страха побледнеет,
Приводя в ужас большой Океан.

II.

Божественный Глагол станет субстанцией /даст субстанции/.
Включит небо, землю, оккультное золото с мистическим молоком.
Тело, душа, дух будут обладать полным могуществом,
Как под его ногами, так и в Небесном чертоге.

III.

Марс, Меркурий и серебро соединятся вместе,
На Юге будет страшная засуха.
В глубине Азии покажется, что дрожит земля,
Коринф, Эфес тогда будут в крайнем изумлении.

IV.

Когда приблизятся недостатки лунных
/Когда они приблизятся, недостаток лунных/,
Одного от другого не очень будет отличать
/Один от другого будет не очень далеко/
Холод, засуха, опасности у границ,
Даже [там], где взял свое начало оракул.

V.

Близко [и] далеко недостаточность /отсутствие/ двух светильников,
Которая случится между Апрелем и Мартом.
О какая дороговизна! Но два великих благодетеля /добряка/
Принесут помощь отовсюду, по земле и по морю.

VI.

В закрытый храм попадет /войдет/ молния,
Горожане в своей крепости будут страдать /огорчены/.
Лошадей, быков, людей вдоль стены она затронет,
Голод и жажда, самые слабые вооружатся
/Из-за голода и жажды при [правлении] самых слабых они вооружатся/.

VII.

Беглецы [понесут] огонь с неба на пиках,
Будущий конфликт [предскажут] дерущиеся вороны.
На земле - крик, [придет] помощь небесная,
Когда сражающиеся будут у стен.

VIII.

Германцы /кимбры/, объединившись с соседями,
Придут и заселят почти всю Испанию.
Люди соберутся, Гиенна и Лимузен
Заключат союз и присоединятся к ним.

IX.

Бордо, Руан и Ля Рошель, объединившись,
Будут держаться недалеко от Океана /большого моря Океанского/.
Англичане, бретонцы и фламандцы все вместе
Их будут гнать вплоть до Руана.

X.

Кровь и голод, затем большие несчастья,
Семь раз обрушатся на берег моря.
Мюнхен голодает, город взят, плен,
Великого везут /крюк?, клык?/ в железной клетке.

XI.

Оружием будут сражаться в летнее время /в длинный сезон/ в небе.
Дерево упадет посреди города.
Словесная ссора, меч, несогласие? /в лицо горящий уголь/,
Тогда умрет монарх Адрии.

XII.

По возвышенности Геба, По, Тахо, Тибр и Рим /Тибру и Риму/
И по озеру. Леман и Аретин/у/
Два великих вождя /придут?/ в город на Гаронне,
Будут взяты, мертвы, утоплены. Разделят людскую добычу /уйдет людская добыча/.

XIII.

Молнией на корабле /в ковчеге/ будет расплавлено золото и серебро,
Из двух пленников один другого съест.
От города на самом большом удалении,
Когда поплывет затонувший флот.

XIV.

Потомок /от ветви/ храброго человека
Родом из Франции, от несчастного отца,
Почести, богатство, работа в старости,
Потому что он поверил совету ничтожного /глупого/ человека.

XV.

Сердце, сила, слава изменят царство,
Со всех сторон будет наступать противник.
Тогда Франция детство смертью покорит.
Великий Регент будет еще более против.

XVI.

Один английский принц с Марсом-небесным в своем сердце /с Марсом в своем небесном сердце/
Захочет продолжать /пользоваться/ благоприятной судьбой.
Из двух дуэлей одна пробьет желчный пузырь /желчь/
И его возненавидят /?/, любимца своей матери.

XVII.

Увидят, как римский /авентинский/ холм ночью загорится,
Небо вдруг потемнеет во Фландрии,
Когда монарх прогонит своего племянника,
Их церковники учинят скандалы.

XVIII.

После довольно долгого дождя
/После дождя довольно долгого. - молоко/
Во многих местах над Реймсом небо затронуто,
О какой кровавый конфликт там /около них/ готовится,
Короли, отец и сын не решатся приблизиться.

XIX.

В Лукке будет идти дождь из крови и молока,
Чуть раньше произойдет смена правителя /претора/.
Большая чума и война, голод и смерть
Будут видны далеко, там, где умрет их правящий Принц.

XX.

В районе большой испанской реки Гвадалквивира /Бетис/
Далеко от Иберии, в королевстве Гренады,
Крест оттолкнут магометане,
Житель Кордовы предаст /конец перепалки?/.

XXI.

В год Крустамина, в Адриатическом море
Появится ужасная рыба
С человеческим лицом и водная,
Которая будет взята без крючка.

XXII.

Шесть дней будет длиться осада города,
Будет дана большая и тяжелая битва,
Трое сдадут город и будут прощены,
Остальных сразят огнем, все будет в крови
/Остаток в огонь и кровь, режет клинок/.

XXIII.

Если Франция перейдет через Лигурийское море,
Ты увидишь себя окруженным островами и морями.
Магомет воспротивится, и /плюс, еще, больше не/ Адриатическое море,
Лошадей и Ослов ты будешь грызть кости.

XXIV.

Большое смятение в [предпринятом] деле,
Потеря людей, огромное сокровище,
Ты не должен еще на это обращать внимание /оказывать давление/,
Франция, по моим словам делай так, чтобы тебя вспомнили.

XXV.

Кто придет в Наваррское королевство,
Когда объединятся Сицилия и Неаполь,
В Бигор и Ланды через Фуа тогда придет /житель Лотарингии?/,
Посланный тем, кто будет слишком связан с Испанией.

XXVI.

Короли и принцы поставят идолов,
Авгуры будут давать ложные пророчества.
Позолоченный жертвенный рог, с лазурью и охрой,
Будут гадать по внутренностям животных.

XXVII.

Могущественный ливийский принц [придет] на Запад,
Француз от арабов придет очень возбужденный,
Ученый снисходительно отнесется к письменным текстам /письмам/,
Арабский язык будет внесен во Францию
/Арабский язык будет на французский переведен/.

XXVIII.

Из слабой и бедной земли дальняя родня /родственница/
В мирное время придет в Империю.
Долго будет править молодая женщина,
Такая, что никогда в королевстве не было худшей.

XXIX.

Два племянника, вскормленные в разных местах,
Морской бой, земля отцов пала /отцы пали, защищая землю/,
Они очень высоко вознесутся в военное время,
Отомстят за оскорбление, враги падут.

XXX.

Тот, кто в битве и войне [прославится] оружием,
Поднимет большую, чем он сам, цену
/Ему придется нести большего, чем он сам, пленника/.
Ночью, в постели, шестеро его [проткнут] пикой,
Голого, без оружия, внезапно его застанут.

XXXI.

В полях /?/ Меда, из Арабии и Армении
Два больших войска три раза соберутся,
На берегу Аракса войско,
[Люди] великого Сулеймана падут на землю.

XXXII.

Великое захоронение аквитанского народа
Приблизится к Тоскане,
Когда Марс будет в углу германском
И на земле регента Мантуи.

XXXIII.

В городе, куда зайдет волк,
Совсем рядом с этим местом будут враги.
Чужое войско большую землю разграбит /испортит/,
У стен и с Альп придут друзья.

XXXIV.

Когда Солнца будет мало,
Средь бела дня увидят чудовище.
Его [прибытие] истолкуют совсем иначе,
Отвлечет дороговизна, никто не будет подготовлен.

XXXV.

В самом сердце Западной Европы
У бедных людей родится ребенок,
Который своей речью /языком/ соблазнит большое войско,
Его слава усилится затем на Востоке.

XXXVI.

Погребенный, но не умерший, от апоплексии,
Он будет найден со съеденными руками,
Когда город проклянет еретика
[Того], кто устанавливал /имел/ законы, которые им покажутся измененными.

XXXVII.

До штурма будет произнесена молитва,
Милан взят, Орел захвачен из засады
/Милан захватит Орла с помощью засады/.
Древняя стена будет разбита из пушек.
От огня и меча мало будет пощады.

XXXVIII.

Жители Галлии и чужеземная нация
[Пришедшими] через горы будут убиты, захвачены и пленены /?/,
В месяц /?/, противоположный, близкий к сбору винограда,
Главами /господами, сеньорами/ будет подписано соглашение.

XXXIX.

Семеро будут три месяца в согласии,
Чтобы подчинить Альпы и Аппенины,
Но буря и трусость Лигуров
Их превратят /?/ внезапно в руины.

XL.

Большой театр будет построен /встанет/,
Жребий /кости/ брошен и силки натянуты,
Первый слишком утомит своей мрачностью,
Он будет сражен луком, давно уже сделанным /?/.

XLI.

Горбун будет избран советом,
Более отвратительного чудовища не видели на земле,
Возникший /по воздуху?/ [ему] выбьет глаз,
Предателя Короля будут считать верным человеком.

XLII.

Ребенок родится с двумя зубами в горле,
Камни в Туссии от дождя упадут,
После этого не родится ни пшеница /зерно/, ни ячмень,
Нечем будет опьянить тех, кто ослабеет от голода.

XLIII.

Люди вокруг Тарна, Лота и Гаронны,
Смотрите, как пройдут через Аппенины.
Ваша могила у Рима и Анконны,
Черные курчавые волосы заставят поставить
памятник /?/ /принести трофеи?/.

XLIV.

Когда домашнее животное с человеком
После больших усилий /страданий/ и прыжков заговорит,
Молния для девственницы будет столь вредна,
Что с земли она будет взята и подвешена в воздухе.

XLV.

Пять иностранцев войдут в храм,
Их кровь осквернит землю,
Для тулузцев будет очень тяжкий пример
Одного [человека], который придет уничтожить их законы.

XLVI.

Небо города Пленкуса нам дает предзнаменование,
Ясными указаниями и неподвижными звездами,
Что век /возраст/ приближается к своему внезапному изменению,
[Но это будет] ни к добру, ни к злу.

XLVII.

Старый Монарх, изгнанный из своего царства,
Пойдет искать помощи на Востоке,
Из страха перед крестом свернет свое знамя,
Он отправится в Митилену по воде /через порт/ и по суше.

XLVIII.

Из семисот пленников, грубо связанных,
Половина умрет, сдадут крепость,
Надежда приблизится очень быстро,
Но не ранее, чем [произойдет] пятнадцатая смерть.

XLIX.

Галльское королевство, ты очень изменишься,
В чужие края /чужое место/ переведена империя,
Будет подчиняться чужим нравам и законам,
Руан и Шартр принесут тебе еще большее зло.

L.

Республика большого города
С большими строгостями не захочет согласиться.
Король уйдет тогда из обманувшего города /уйдет при звуке трубы/,
[По] лестнице, приставленной к стене, город раскается.

LI.

Париж замышляет совершить большое убийство,
Блуа его заставит уйти в самом разгаре событий,
Жители Орлеана захотят отдать своего вождя /возвратить своего вождя/,
Анжер, Труа, Лангр им причинят зло.

LII.

В деревнях так долго будет идти дождь,
А в Пуглии большая засуха.
Петух увидит Орла с недоразвитым крылом,
Из Лиона придут крайние меры.

LIII.

Когда великий унесет взятое /приз/,
Из Нюрнберга, Аусбурга и /жители/ Базеля,
С помощью Агриппины вождь отберет /снова возьмет/ Франкфурт,
[Войска] пересекут Фландрию и [войдут] в Галлию /Уэльс?/.

LIV.

Один из самых великих бежит в Испанию,
Которая долго потом еще будет кровоточить.
Войска пройдут через высокие горы,
Разоряя все, потом наступит мир /потом будут царствовать в мире/.

LV.

В году, когда одноглазый /один глаз/ будет править во Франции,
Двор будет в очень неприятном волнении.
Великий Блуа убьет своего друга,
Царство будет в беде и двойном сомнении.

LVI.

Монтобан, Ним, Авиньон и Безье -
Чума, гром и град в конце марта.
Парижа мост, Лиона стена, Монпелье,
Начиная с 607, 23 части /?/.

LVII.

Семь раз вы увидите, как изменятся британцы,
Темза в крови в 290 году,
Франция избежит этого при поддержке Германии
/Франция совсем нет при поддержке германской/,
Овен колеблется, его полюс утверждается /?/.

LVIII.

Возле Рейна у Северных гор
Родится великий человек, слишком поздно пришедший /от людей, пришедших слишком поздно/,
Который защитит Сауром и Паннонию,
О котором не будут знать, что с ним стало.

LIX.

Варварская империя будет захвачена /узурпирована/ третьим,
Большая ее часть в крови, смерть повсюду
/Большая часть ее крови предана смерти/,
Из-за старческой смерти им разбит четвертый,
Из страха, что кровью захотят отплатить за кровь
/Из страха, что умрет кровь кровью/.

LX.

Во всей Азии большое изгнание /проскрипция/,
То же в Мизии, Лизии и Пан Филии /?/.
[Он] прольет кровь отпущением грехов
Одного негра, полного коварства
/...из-за отпущения грехов одному молодому черному.../.

LXI.

Большой отряд /банда/ и секта крестоносцев /?/
Поднимется в Месопотамии.
У ближней реки соберется общество /компания/,
Для которого закон будет врагом.

LXII.

Недалеко от Дуэро у закрытого моря Сирен /Сиреннского/
Он пробьет большие горы Пиренеи.
Более коротким путем /короткой рукой/ через эту брешь
В Каркассон он поведет войска.

LXIII.

Власть римская будет совсем низко,
Ее великий сосед подделает обломки
/Будет подражать [имитировать] своему великому соседу/,
Скрытая ненависть гражданских [людей] и споры
Отсрочат безумства шутов.

LXIV.

Глава Персии заполнит великую Ольшаду,
Трехвесельный флот против магометан,
Из Парта и Мены, разграбят Циклады,
Долгий отдых в большом ионическом порту.

LXV.

Когда будет найдено захоронение великого римлянина,
На следующий день будет избран Папа,
Сенатом он не будет утвержден /Сенат его не одобрит/,
Будет отравлен, его кровь на /в/ священной чаше /?/.

LXVI.

Великий правитель /бальи/ Орлеана подвергнут смерти
Будет человеком с мстительной кровью,
Заслуженной смертью он не умрет, ни от судьбы,
[Хотя] со связанными руками и ногами будет заточен в сундук.

LXVII.

Новая секта Философов,
Презирающих смерть, золото, почести, и богатства,
Они не будут находиться вблизи /граничить/ Германских гор,
Их последователи получат поддержку и будут многочисленны /?/.

LXVIII.

Народ Испании и Италии без вождя,
Умрут, повергнутые у Херсонеса /Херонеза/ /?/.
Их слова будут преданы легким безумием /страстью к чтению?/,
Все будут плавать в крови при переправе.

LXIX.

Большое войско, ведомое юношей,
Сдастся в руки врагов,
Но старец, рожденный при полу-поросенке /под знаком.../,
Помирит города Шалон и Макон /сделает их друзьями/.

LXX.

Великобритания, включая Англию,
Будет затоплена высокими водами,
Новая лига Авзона начнет войну,
Которую они между собой завяжут.

LXXI.

Жители островов в долгой осаде
Наберутся силы и мужества (в борьбе) против врагов.
Те, кто будет снаружи, умрут, сраженные голодом,
[Но наступит] еще больший, чем когда-либо, голод.

LXXII.

Добрый старец будет живым погребен
У большой реки из ложного подозрения.
Новый старик, возвышенный /облагороженный/ богатством,
Возьмет в пути /в путь/ все золото выкупа.

LXXIII.

Когда в царство придет хромой,
Его ближайшим соперником будет незаконнорожденный,
Он и его царство станут такими слабыми /разорительными?/,
Что прежде, чем он выздоровеет, уже будет поздно /его дело запоздает/.

LXXIV.

Неаполь, Флоренция, Фанеус /?/ и Имола
Будут в большой ссоре друг с другом,
Чтобы понравиться несчастному из Нолля,
Которого жалеют за то, что он посмеялся над своим начальником.

LXXV.

По, Верона, Винсенс, Сарагосса
[Увидят] вдали мечи, земли будут влажными от крови.
Очень большая чума придет к большому разлому? /стрючку?, девушке?/,
Близкое спасение, но лекарство далеко.

LXXVI.

В Германии родятся различные секты,
Очень приближающиеся к счастливому язычеству,
Сердце, плененное и малые доходы
Заставят заплатить истинный налог /десятину/.

LXXVII.

В третьем климате, под [знаком] Овна,
В октябре 1727 года,
Персидский король будет взят египтянами,
Конфликт, смерть, потери: кресту большое посрамление.

LXXVIII.

Вождь Шотландии, с шестью из Германии,
Будет пленен моряками Востока,
Пересекут они Капри и Испанию,
Будут подарком в Персии новому боязливому королю.

LXXIX.

Вечный роковой порядок цепью
Оборотится /придет крутить/ в последовательном порядке,
Цепь будет прервана из Фокийского порта,
Город взят, масса [взята] врагов.

LXXX.

Из королевства Англии достойный изгнан,
Советник разгневанными /из гнева/ предан огню,
Его сторонники опустятся так низко
/Его сторонники пойдут так низко чертить/,
Что незаконнорожденный будет наполовину принят.

LXXXI.

Большой храбрый бесстыдный крикун
Будет избран начальником армии,
Храбростью его противника
Сломан мост, город изнемогает от страха.

LXXXII.

Эринс, Антиб, города вокруг Ниццы,
Будут сильно разграблены с моря и с суши.
Земля напоена влагой /?/, на море - благоприятный ветер,
Взяты, мертвы, ограблены, без [соблюдения] военных законов.

LXXXIII.

Длинные волосы кельтской Галлии,
Сопровождаемые чужими нациями,
Возьмут в плен жителей Аквитании,
Но поддадутся их намерениям.

LXXXIV.

Большой город будет в сильном горе,
Из жителей не останется ни одного.
Стена, секс /?/, храм, изнасилованная девственница,
От огня, железа, чумы, пушек народ умрет.

LXXXV.

Город будет взят обманом и хитростью
С помощью красивого схваченного юноши.
Штурм организует Раубин /Робин/ около Лауде /Лоде?/,
Он и все умрут из-за своей удачной лжи.

LXXXVI.

Вождь Авзонов отправится в Испанию
Морем и остановится в Марселе.
Он будет долго чахнуть перед смертью,
После его смерти увидят большое чудо.

LXXXVII.

Галльский флот, не приближайся к Корсике
И еще менее к Сардинии, [иначе] ты в этом раскаешься,
Вы все умрете, обманутые ворчливой помощью,
В крови будешь плавать, плененный, [если] мне не поверишь.

LXXXVIII.

Из Барселоны морем /придет/ большая армия,
Весь Марсель задрожит от ужаса.
Острова затоплены /схвачены/ морем, помощь невозможна /закрыта/,
Твой предатель поплывет по земле.

LXXXIX.

В это время будет обманут Кипр,
[Отказано] в помощи жителям Эгейского моря,
Старики будут убиты, но медом и деньгами /?/
Будет соблазнен их Король, Королева оскорблена.

XC.

Большой Сатир и Тигр Гиркании
Дар, сделанный жителям Океанского побережья /Океана/,
Флотоводец выйдет из Кармании,
И высадится в Тиррене Фосеане /?/.

XCI.

Дерево, которое долгое время было мертвым, засохшим,
В одну ночь вновь зазеленеет.
Король болен, у Кронпринца оторвана нога /ступня/,
Криком он заставит подпрыгнуть парус врагов.

XCII.

Мир приближается к последнему периоду,
Сатурн опять поздно вернется обратно,
Переведет империю к нациям Брод /?/,
У Нарбонна будет вырван глаз Ястребом.

XCIII.

В Авиньоне /весь/ глава Империи
Сделает остановку, огорченный, по дороге в Париж.
Трикаст /?/ испытает /выдержит?/ гнев Ганнибала,
Лион обменом будет мало /плохо/ удовлетворен /утешен/.

XCIV.

Потом насчитают еще пятьсот лет
/Еще пятьсот лет будут принимать во внимание/,
Тот, кто был украшением своего времени,
Потом он прольет полный свет на один удар /переворот/
/Потом при одном ударе [перевороте], он прольет полный свет/,
Что их сделает очень довольными этим веком.

XCV.

Закон Мора постепенно угаснет,
Затем [придет] другой, намного более соблазнительный,
Борисфен первый придет установить
[Своими] талантами /дарами/ и языком более привлекательный закон.

XCVI.

Вождю Фоссана перережет горло
Тот, кто будет вести собак: ищейку и борзую.
Этому делу будет дан отпор жителями Тарпейского холма,
Сатурн в [созвездии] Льва 13 февраля.

XCVII.

Новый закон займет новую землю.
В [районе] Сирии, Иудеи и Палестины.
Большая Империя варваров обрушится,
Прежде чем Феб определит ее век.

XCVIII.

Два царственных брата сильно будут ссориться,
Между ними будет такая смертельная война,
Что каждый из них займет укрепления,
Их большая распря будет касаться жизни и царствования.

XCIX.

В травянистых полях Алена /Алейны?/ и Варенны,
С Лебренского холма, недалеко от реки Дюранс,
С двух сторон будет два военных лагеря, очень острый конфликт,
Месопотамия уступит Франции.

С.

Галлы будут почитать последнего,
Враг одержит победу над человеком,
Силой местность в один миг взорвана
/Сила и территория в один момент разведаны/
Снарядом /?/ /выстрелом, полетом стрелы/, когда умрет завистник.

Дата регистрации: 
 
 
 
Дата: Понедельник, 02 Апреля 2007, 12:01 | Сообщение # 5 |
  
 
Сообщений:





ЦЕНТУРИЯ IV

I.

Это из остатка непролитой крови.
Венеция просит, чтобы ей оказали помощь.
После очень долгого ожидания
Город отдан тому, кто первым протрубил в рог.

II.

Из-за [чьей-то] смерти /смертью/ Франции придется предпринять путешествие,
Флот на море, переход через Пиренеи,
Испания в волнении, собирается военный люд,
Самые знатные дамы увезены во Францию.

III.

Из Арраса и Буржа, из Брода важные знаки /высшие офицеры/,
Большое число гасконцев сражается в пехоте,
Жители побережья Роны выпустят кровь из испанцев,
Недалеко от места, где расположен /сидит/ Сагонт.

IV.

Влиятельный Принц рассержен, жалобы и ссоры,
Похищения и ограбления Петухами, потом ливийцами.
Великий повержен на землю, на море бесконечные паруса,
Только Италия будет прогонять кельтов.

V.

Крест мира, при [царствовании] одного исполнится божественное слово,
Испания и Галлия объединятся,
Большая группа /?/ приближается, яростный бой,
Не будет столь храброго сердца, которое бы не дрогнуло.

VI.

Новые одежды после наступившей передышки
/После передышки новые одежды замышляют.../,
Замышляются коварство и обман.
Первым умрет тот, кто это докажет,
Под цветами Венеции [таится] коварство.

VII.

Младший сын великого и ненавидимого Принца
В двадцать лет получит большое пятно проказы,
От горя его мать умрет, грустная и исхудавшая,
И он умрет там, где упадет /дорогой трус?/.

VIII.

Большой город быстрой и внезапной осадой
Захвачен ночью, охрана /стража/ перебита.
Стража и охрана Святого Квентина
Убиты, ворота взломаны.

IX.

Вождь [военного] лагеря среди толпы
Ударом стрелы будет ранен в бедро,
Тогда Женева в слезах и горе
Будет предана Лозанной и швейцарцами.

X.

Молодой Принц лживо обвиненный /напрасно обвинит/,
Внесет смуту и раздоры в лагерь,
Вождь будет убит из-за поддержки,
Скипетр умиротворен: потом будет исцелять больных /?/.

XI.

Тому, кто будет скрыт большим плащом,
В нескольких случаях придется действовать /парировать/.
Двенадцать красных придут и запачкают покрывало /скатерть/
Убийством, убийства станут постоянными.

XII.

Большой лагерь на дороге будет обращен в бегство,
Но далее никого не будут преследовать,
Войско сменит лагерь, легион будет сокращен,
Потом оно из Галлии вообще будет изгнано.

XIII.

От самого главного придут новости и потеря,
От сделанного доклада, лагерь придет в изумление,
Объединившиеся банды взбунтуются против [них],
Двойную фалангу Главный покинет
/Создадут двойную фалангу, Великий [дело] оставит/.

XIV.

Внезапная смерть первого лица
Вызовет изменения и поставит нового на царство,
Рано, но с опозданием /рано, поздно/ поднимется он высоко таким молодым,
Его будут бояться на море и на суше.

XV.

Откуда будут бояться прихода голода,
Оттуда придет насыщение,
Морской глаз с собачьей жадностью
/Глаз моря [станет] собачьим из-за скупца/,
Одному и другому даст масло и пшеницу.

XVI.

Город лишается своей свободы
/Вольный город станет рабом свободы/,
Он даст приют изгнанникам и укрывателям /?/,
Короля переменят они на менее наглого
/Король к ним переменится, он не будет столь наглым/,
Сначала их будет сто, но станет более тысячи.

XVII.

Изменения в Боне, Нюи, Шалоне, Дижоне,
Так как герцог захочет вознаградить /оштрафовать/ Баррею,
Проходя у реки, он увидит рыбу, клюв (птицы) нырка,
Увидит хвост: дверь будет закрыта.

XVIII.

Самые ученые, [основывающиеся] на фактах небесных,
Невежественными Принцами будут осуждены /не одобрены/,
Их накажут Эдиктом, изгонят как /поклонников неба?/,
Их будут убивать там, где их обнаружат.

XIX.

У Руана Изюбры /Инсубры? жители Изюбра?/ устроят засаду,
На земле и на море перекроют все проходы,
Жители Гейнаута и Фландрии, Ганда и Льежа
Изменив клятвам, разграбят берега.

XX.

Мир установленный /?/ долгое время в этом месте будут хвалить,
Всем своим королевством он будет служить цветку лилии,
Тела, погибшие от воды, на землю вынесет /принесут/,
Тех, кто напрасно надеялся там быть погребенными.

XXI.

Изменение будет очень трудным,
Центр и провинция выиграют от этой перемены,
С благородным сердцем, осторожный человек поставлен, изгнан более ловкий,
На земле и на море положение народа изменится.

XXII.

Большое войско, которое будет изгнано,
В один момент понадобится Королю.
Вера, обещанная издалека, будет искажена,
Голый окажется в жалкой растерянности.

XXIII.

Легион в морском флоте,
Кальций, магний, серу и смолу будет жечь,
Долгий отдых в надежном месте,
Порты Седин, Геркль сожжет огонь.

XXIV.

В /под/ святой земле послышится притворный голос дамы,
Огонь, разожженный человеком, примут за божественный,
Земля будет окрашена кровью отшельников,
И святые храмы как нечистые будут разрушены.

XXV.

Небесные /возвышенные/ тела все время будут видны глазу,
Они придут их затемнить по этим причинам
Тела, головы, лбы, чувства будут невидимы
/Тела, включая лоб, без головы невидимы/,
Уменьшатся святые молитвы.

XXVI.

Поднимется большой рой пчел,
И не будут знать, откуда они пришли,
За лесом /?/ разведчик [спрячется] под виноградными лозами,
Город будет предан пятью языками.

XXVII.

Салон, Мансоль, Тапаскон из Секса, лук /дуга/,
Где еще стоит пирамида:
Придут выдать Принца Дании,
Искупление позора в храме Артемиды.

XXVIII.

Когда Венера будет закрыта Солнцем,
Под сиянием будет [скрыта] тайная /оккультная/ форма,
Меркурий в огне их откроет.
Шумом войны он будет оскорблен.

XXIX.

Земля, закрытая во время затмения Меркурнем,
Сможет быть плодородной только для неба,
Гермес будет кормиться Вулканом
/Вулкану, Гермесу будет дан корм/,
Солнце увидят чистым, сияющим и светлым.

XXX.

Более одиннадцати раз Луна Солнца не захочет,
Все увеличатся /все увеличится и опустится градус [степень]/
И так низко опустятся, что мало тогда будут жить,
После голода, чумы откроют тайну.

XXXI.

Луна среди ночи [встанет] над высоким холмом,
Новый мудрец увидит ее лишь мысленно /одним только мозгом/,
Своими учениками бессмертное существо вызвано,
Направив глаза на юг, грудь /с женской грудью/, руки, тело в огне.

XXXII.

В [определенном] месте и времени рыба заменит мясо /плоть/,
Общий закон будет составлен противоположно:
Старик будет держаться крепко, потом уйдет со сцены,
/Панта шиона филон/ уйдет со сцены.

XXXIII.

Юпитер будет больше соединен с Венерой, чем с Луной,
Появляясь в белой полноте.
Венера спрятана под белизной Нептуна,
Отраженная Марсом при помощи вырезанной /выгравированной/ ветви.

XXXIV.

Великий приведен как пленник из чужой земли,
В золотых цепях он подарен королю Хирену /Кирену?/,
Который в Авзоне, Милане проиграет войну,
И все его войско будет предано огню и мечу.

XXXV.

Когда потухнет огонь, девственницы предадут
Большую часть новой банды.
Сверкнет оружие, копье, Короля сохранят только
/Молния на железе, копье, отшельники сохранят для Короля/
Этрурия и Корсика, ночью залив подожжен /?/.

XXXVI.

Новые игры начаты /поднялись/ в Галлии,
После побед в кампании Изюбра /Инсубра/.
Горы шпаг /?/, начальники связаны, ограблены,
От страха дрожат Румыния и Испания.

XXXVII.

Галл прыжками пройдет через высокие горы,
Займет большую часть. Изюбра /большое место Инсубра/.
Вглубь страны введет он свое войско,
Геную, Мюнхен двинут /толкнут/ флот красный /?/.

XXXVIII.

В то время как Герцог будет занимать Короля и Королеву
/В то время как Герцог, Король, Королева, займет/,
Вождь Византии от пленника [уйдет] в Самофракию,
Перед штурмом один другого съест,
Пойдет вспять по кровавым следам /Железный строптивец пойдет.../.

XXXIX.

Жители Родоса попросят помощи,
[Так как он] по небрежности будет оставлен своими наследниками.
Арабская империя замедлит /уменьшит/ свой бег,
Итальянцами /гесперийцами/ дело будет поправлено.

XL.

Крепости, построенные осажденными,
Взорвут порохом и они падут в пропасть,
Из-за предателей все будут живыми схвачены,
Никогда еще не было столь жалкого религиозного раскола /схизмы/.

XLI.

Племя гимнастов /пол гимнастический/, взятое в качестве заложников,
Придет ночью очистить жертвенные ларцы.
Начальник лагеря, обманутый их речью,
Сам обманет /?/ людей, на него будет жалко смотреть.

XLII.

Жители Женевы и Лангра жителями Шартра, Доля
И Гренобля будут пленены при Монтелимаре.
Сейсет, Лозанна обманным путем /?/
Их предадут за шестьдесят марок золотом.

XLIII.

Долетит до неба шум битвы,
В этом же году враги Бога /божественные враги/
Захотят кощунственно оспорить святые законы,
От молнии и войны многие верующие погибнут.

XLIV.

Два больших войска /два толстых/ из Менда, Рудеса и Милаута
В Саур, Лимож, Кастр в несчастную неделю
Ночью войдут из Бордо, [принесут 1 камень],
Пройдут через Перигор под звон колоколов.

XLV.

Из-за конфликта Король оставит царствование,
Самый большой вождь подчинится необходимости,
[Многие] убиты, изгнаны, мало кто из них спасется,
Все убиты, один будет свидетелем этого.

XLVI.

Хорошо защищенный своим положением,
Тур, берегись будущего разорения.
Лондон и Нант через Реймс осуществят рейд,
Будь осторожен во время дождя.

XLVII.

Когда злой черный /человек/ испытает
Свою кровавую руку огнем, тогда снова - железо, натянутые луки,
Весь народ будет очень испуган,
Увидев, что самые знатные повешены за шею и за ноги.

XLVIII.

Долина Авзоны, плодородная, просторная,
Произведет много оводов и столько же саранчи /кузнечиков/,
Солнечный свет затмится,
Они все съедят и будут причиной большой чумы.

XLIX.

Перед народом кровь будет пролита,
Которая от высокого неба [его] не удалит,
Но долгое время не будет услышана,
[Пока] дух одного монаха /отшельника/ этого не засвидетельствует.

L.

Весы увидят царство Геспера /Запада?/
Он будет властвовать над небом и землей,
Азиатских сил никто не увидит гибель,
Пока семеро не займут своего, места в иерархии.

LI.

Один алчный Герцог, преследующий своего врага,
Войдет [в город], помешав фаланге,
Пешие будут его так поспешно преследовать,
Что за день они достигнут Ганга.

LII.

В городе приникнут к стенам мужчины и женщины,
Враги - снаружи, вождь готов отречься от веры,
Ветер будет неблагоприятен для воинов,
Их прогонят известью, пылью и пеплом.

LIII.

Беглецы и изгнанники отозваны,
Знатях отцов и сыновей бросают в глубокие колодцы
/Знатные отцы и сыновья украшают высокие холмы/,
Жестоки отец и его родные задохнутся,
И, самое худшее, его сына утопят в колодце.

LIV.

От имени, которое когда-либо не принадлежало галльскому королю,
Никогда еще не начиналось /не было/ столь страшной битвы /молнии/,
Дрожат Италия, Испания и Англия,
Иностранцы очень прислушиваются к женщине.

LV.

Когда ворона, сидя на кирпичах,
Будет кричать беспрерывно в течение семи часов,
[Наступит] предсказанная смерть, статуя обагрится кровью,
Тиран будет убит, народ станет молиться Богам.

LVI.

После победы яростной речи /гневного языка/,
Ум соблазнится покоем и отдыхом,
Кровавый победитель на войне произносит длинную речь,
Поджарят язык, мясо и кости.

LVII.

Темную зависть испытает великий король
/Невежда испытает зависть к великому королю/,
Он произнесет речь, чтобы защитить написанное,
Его жена - не жена, соблазнена другим,
Они больше не будут вместе, [не помогут] ни сила, ни крики
/Больше вдвое два ни сильный, ни крики/.

LVIII.

Пылающее солнце вобьют /приклеят/ в глотку,
Человеческой кровью окропят землю этрусков,
Вождь по воде отправит своего сына,
Пленную даму отвезут в Турцию.

LIX.

Двое осажденных с пылкой горячностью
Угаснут от жажды перед /из-за/ двумя полными чашами,
В форте подкоп, один старик сборщик податей /?/
Генуэзцам показал путь в Нир /след Нира/.

LX.

Семерых детей оставят в качестве заложников,
Третий придет убить своего /его/ ребенка,
Двоих их сыновья убьют шпагой,
Генуя и Флоренция придут их хоронить.

LXI.

Старик осмеян и прогнан со своего места
Иностранцем, который его подчинит себе,
Но его сына съедят перед его лицом /?/,
Брат в Шартре предаст Орлеан и Руан /Орлеан предаст Руан/.

LXII.

Полковник, снедаемый честолюбием,
Станет во главе /захватит/ самой большой армии,
Он замыслит заговор против своего Принца
И будет найден [убитым] под ветвями.

LXIII.

Армия кельтов против горцев,
Которые будут наверху и попадут в ловушку.
Крестьяне /..?/ рано оттолкнут обманщиков /?/,
И всех поднимут на острие шпаги.

LXIV.

Терпящий поражение в городской одежде
Придет испытывать /терпение/ короля своим оскорблением,
Пятнадцать солдат, в большинстве швейцарцы /?/,
Последняя жизнь, и вождь ее оборвет.

LXV.

Дезертировавшему из большой крепости,
После того как он оставит свое место,
Его противник покажет чудеса храбрости,
Император, рано умерший, будет осужден.

LXVI.

Под священным цветом семи обритых голов
Будут собраны /посеяны/ различные исследователи,
Колодцы и ручьи будут орошаться рыбами,
В форте Генуи - пожиратели людей.

LXVII.

В том году, когда Сатурн и Марс будут одинаково гореть,
Воздух будет очень сухим на большой траектории,
Скрытыми огнями солнечной энергии большой участок сожжен,
Мало дождей, горячий ветер, войны, вторжения.

LXVIII.

В близком [от нас] году, неудаленном от Венеры,
Двое самых великих из Азии и Африки
[И] с Рейна тот, кого зовут Гистер, придут,
Крики, плач на Мальте и на Лигурийском побережье.

LXIX.

Большой город будут удерживать осажденные,
Горожане умрут, убиваемые и изгоняемые,
Жители Аквилеи пообещают Парме
Показать вход, не начертанный [на карте].

LXX.

Совсем рядом с большими горами Пиренеями
Один [человек] против Орла поднимет большое войско,
Откроет вены, когда истребят его силы,
Которые до реки По будет гнать полководец.

LXXI.

Вместо супруги убиты дочери,
Убийству, этому большому преступлению, не будет свидетеля /?/,
Они будут утоплены и брошены в колодец /?/,
Высокая чистая супруга угаснет /из?/ Аконила.

LXXII.

Жители Артуа /?/ через Аген и Эстору
К святому Феликсу пошлют своих послов /свой Парламент/,
Жители Базаса придут в недобрый час.
Быстро завладеют Кондомом и Марсаном.

LXXIII.

Знатный племянник силой докажет
Грех, совершенный мелочным сердцем,
Феррару и Аст Герцог подвергнет испытанию,
Когда вечером состоится пантомима.

LXXIV.

Жители с озера Леман и из Бранноника
Все объединятся против аквитанцев,
Много германцев, еще больше швейцарцев,
Будут разбиты вместе с другими людьми /?/.

LXXV.

Тот, кто готов драться, потерпит поражение,
Вождь противников одержит победу,
Арьергард будет защищаться,
Разбитые умрут на белой территории.

LXXVI.

Никтобриги жителями Перигора
Будут потревожены, вплоть до реки Роны,
Союзник гасконцев и Бегорна
Предают храм, когда Священник будет читать проповедь.

LXXVII.

Селин, Монарх мирной Италии,
Увидит царство Христианского Короля над миром,
Умирающий захочет лежать в земле опл