ОФИЦЕРЫ ДЕРЖАВЫ - Выдержки от интересных авторов - Форум
Георгиевская лента Среда, 19 Ноября 2014, 17:40

reyZ ® Начало ФорумРегистрацияВход карта форума  1  2
 
Вы вошли как Лазутчик
на страницу ЛСНовые сообщенияУчастникиПравила форумаПоискRSS
   
Статистика Форума  ©

Последние темы

Активные пользователи

Новые пользователи

Военные методы в бизнесе

igkorn

(31 Августа 2014 19:11)

Разное.

igkorn

(31 Августа 2014 19:10)

Генерал Власов - агент стратегической разведки Кремля.

igkorn

(31 Августа 2014 19:08)

Объявление, Письмо, Личное

1lon_g

(18 Октября 2013 14:49)

творчество

1lon_g

(18 Октября 2013 14:46)

Прелесть

634

Зимняя_вишнЯ

340

dvocu

322

Юрий

241

СветиК

238

RichardTuh

16 Октября 2014

JewistNish

15 Октября 2014

WilliamKl

15 Октября 2014

PormataKn

15 Октября 2014

AlbertPl

15 Октября 2014

           
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ohlala, Юрий 
Форум » Общий раздел » Отдыхаем / Юмор » Выдержки от интересных авторов (Пишите то, что понраву)
Выдержки от интересных авторов
Дата: Среда, 24 Мая 2006, 10:01 | Сообщение # 1 |
 Кадровый состав
  
 
Сообщений: 21
 
Офицера можно лишить очередного воинского звания или должности, или
обещанной награды, чтоб он лучше служил.
Или можно не лишать его этого звания, а просто задержать его на время,
на какой-то срок - лучше на неопределенный, - чтоб он все время чувствовал.
Офицера можно не отпускать в академию или на офицерские курсы; или
отпустить его, но в последний день, и он туда опоздает, - и все это для
того, чтобы он ощутил, чтоб он понял, чтоб дошло до него, что не все так
просто.
Можно запретить ему сход на берег, если, конечно, это корабельный
офицер, или объявить ему лично оргпериод, чтоб он организовался; или
спускать его такими порциями, чтоб понял он, наконец, что ему нужно лучше
себя вести в повседневной жизни.
А можно отослать его в командировку или туда, где ему будут меньше
платить, где он лишится северных надбавок; а еще ему можно продлить на
второй срок службу в плавсоставе или продлить ее ему на третий срок, или на
четвертый; или можно все время отправлять его в море, на полигон, на боевое
дежурство, в тартарары - или еще куда-нибудь, а квартиру ему не давать, - и
жена его, в конце концов, уедет из гарнизона, потому что кто же ей продлит
разрешение на въезд - муж-то очень далеко.
Или можно дать ему квартиру - "Берите, видите, как о вас заботятся", -
но не сразу, а лет через пять - восемь, пятнадцать - восемнадцать, - пусть
немного еще послужит, проявит себя.
А еще можно объявить ему, мерзавцу, взыскание - выговор, или строгий
выговор, или там "предупреждение о неполном служебном соответствии" -
объявить и посмотреть, как он реагирует. Можно сделать так, что он никуда не
переведется после своих десяти "безупречных лет" и будет вечно гнить, сдавая
"на допуск к самостоятельному управлению".
Можно контролировать каждый его шаг: и на корабле, и в быту; можно
устраивать ему внезапные "проверки" какого-нибудь "наличия" - или комиссии,
учения, предъявления, тревоги.
Можно не дать ему какую-нибудь "характеристику" или "рекомендации" -
или дать, но такую, что он очень долго будет отплевываться.
Можно лишить его премии, "четырнадцатого оклада" полностью или
частично.
Можно не отпускать его в отпуск - или отпустить, но тогда, когда никто
из нормальных в отпуск не ходит, или отпустить его по всем приказам, а
отпускной билет его у него же за что-нибудь отобрать и положить его в сейф,
а самому уехать куда-нибудь на неделю - пусть побегает.
Или заставить его во время отпуска ходить на службу и проверять его там
ежедневно и докладывать о нем ежечасно.
И в конце-то концов, можно посадить его, сукина сына, на цепь! То есть
я хотел сказать, на гауптвахту - и с нее отпускать только в море! только в
море!
Или можно уволить его в запас, когда он этого не хочет, или, наоборот,
не увольнять его, когда он сам того всеми силами души желает, пусть
понервничает, пусть у него пена изо рта пойдет.
Или можно нарезать ему пенсию меньше той, на которую он рассчитывал,
или рассчитать ему при увольнении неправильно выслугу лет - пусть
пострадает; или рассчитать его за день до полного месяца или до полного
года, чтоб ему на полную выслугу не хватило одного дня.
И вообще, с офицером можно сделать столько! Столько с ним можно
сделать! Столько с ним можно совершить! Что грудь моя от восторга
переполняется, и от этого восторга я просто немею.


Бороться и искать, найти и перепрятать!!!
Дата регистрации: 
 23 Мая 2006
 
 
Дата: Среда, 24 Мая 2006, 10:11 | Сообщение # 2 |
  
 
Сообщений:





Quote (Петербургер)
Или можно нарезать ему пенсию меньше той, на которую он рассчитывал,
или рассчитать ему при увольнении неправильно выслугу лет - пусть
пострадает; или рассчитать его за день до полного месяца или до полного
года, чтоб ему на полную выслугу не хватило одного дня.

sad как это знакомо

Дата регистрации: 
 
 
 
Дата: Среда, 24 Мая 2006, 10:14 | Сообщение # 3 |
 Кадровый состав
  
 
Сообщений: 21
 
- Лий-ти-нант! Вы у меня будете заглядывать в жерло каждому матросу! -
Командир - лысоватый, седоватый, с глазами навыкате - уставился на только
что представившегося ему, "по случаю дальнейшего прохождения",
лейтенанта-медика - в парадной тужурке, - только что прибывшего служить из
Медицинской академии.
Вокруг - пирс, экипаж, лодка.
От такого приветствия лейтенант онемел. Столбовой интеллигент: прабабка
- фрейлина двора; дедушка - академик вместе с Курчатовым; бабушка - академик
вместе с Александровым; папа - академик вместе с мамой; тетка - профессор и
действительный член, еще одна тетка - почетный член! И все пожизненно в
Британском географическом обществе!
Хорошо, что командир ничего не знал про фрейлину двора, а то б не
обошлось без командирских умозаключений относительно средств ее
существования.
- Вы гов-но, лейтенант! - продекламировал командир. - Повторите! -
Лейтенант - как обухом по голове - повторил и - Вы говно, лейтенант,
повторите! - и лейтенант опять повторил.
- И вы останетесь гов-ном до тех пор, пока не сдадите на допуск к
самостоятельному управлению отсеком. Пи-ро-го-вым вы не будете. Мне нужен
офицер, а не клистирная труба! Командир отсека - а не давящий клопов медик!
Вы научитесь ползать, лейтенант! Ни-каких сходов на берег! Жену отправить в
Ленинград. Жить на железе. На же-ле-зе! Все! А теперь поздравляю вас со
срочным погружением в задницу!
- Внимание личного состава! - обратился командир к строю. - В наши
стройные ряды вливается еще один... обманутый на всю оставшуюся жизнь.
Пе-ре-д вами наша ме-ди-ци-на!!!
Офицеры, мичмана и матросы изобразили гомерический хохот.
Командир еще что-то говорил, прерываемый хохотом масс, а лейтенант
отключился. Он стоял и пробовал как-то улыбаться.
Под музыку можно грезить. Под музыку командирского голоса, вылетающего,
как ни странно, из командирского рта, лейтенанту грезились поля навозные.
Молодой лейтенант на флоте беззащитен. Это моллюск, у которого не отросла
раковина. Он или погибает, или она у него отрастает.
"Офицерская честь" - павший афоризм, а слова "человеческое достоинство"
- вызывают у офицеров дикий хохот, так смеются пьяные проститутки, когда с
ними вдруг говорят о любви.
Лейтенант-медик, рафинированный интеллигент, - его шесть лет учили, все
это происходило на "вы", интернатура, полный дом академиков, - решил
покончить с собой - пошел и наглотался таблеток. Еле откачали.
Командира вызвали к комдиву и на парткомиссию.
- Ты чего это... старый, облупленный, седоватый, облезлый, лупоглазый
козел, лейтенантов истребляешь? Совсем нюх потерял? - сказал ему комдив.
То же самое, только в несколько более плоской форме, ему сказали на
парткомиссии и влепили выговор. Там же он узнал про чувство собственного
достоинства у лейтенанта, про академиков, Британское географическое общество
и фрейлину двора. Командир вылетел с парткомиссии бешеный.
- Где этот наш недолизанный лейтенант? У них благородное происхождение!
Дайте мне его, я его долижу!
И обстоятельства позволили ему долизать лейтенанта.
- Лий-ти-нант, к такой-то матери, - сказал командир по слогам, - имея
бабушку, про-с-ти-ту-т-ку двора Ее Величества и британских географических
членов со связями в белой эмиграции, нужно быть по-л-ны-м и-ди-о-то-м, чтобы
попасть на флот! Флот у нас - рабоче-крестьянский! А подводный - тем более.
И служить здесь должны рабоче-крестьяне. Великие дети здесь не служат.
Срочные погружения не для элиты! Вас обидели? Запомните, лейтенант! Вам за
все заплачено! Деньгами! Продано, лейтенант, продано. Обманули и продали. И
ничего тут девочку изображать. Поздно. Офицер, как ра-бы-ня на помосте,
может рыдать на весь базар - никто не услышит. Так что ползать вы у меня
будете!
Лейтенант пошел и повесился. Его успели снять и привести в чувство.
Командира вызвали и вставили ему стержень от земли до неба.
- А-а-а, - заорал командир, - х-х-х, так!!! - и помчался доставать
лейтенанта.
- Почему вы не повесились, лейтенант? Я спрашиваю, почему? Вы же должны
были повеситься? Я должен был прийти, а вы должны были уже висеть! Ах, мы не
умеем, нас не научили, бабушки-академики, сифилитики с кибернетиками. Не
умеете вешаться - не мусольте шею! А уж если приспичило, то это надо делать
не на моем экипаже, чтоб не портить мне показатели соцсоревнования и
атмосферу охватившего нас внезапно всеобщего подъема! ВОН ОТСЮДА!
Лейтенант прослужил на флоте ровно семь дней! Вмешалась прабабушка -
фрейлина двора, со связями в белой эмиграции, Британское географическое
общество, со всеми своими членами; напряглись академики, - и он улетел в
Ленинград... к такой-то матери...

Добавлено (2006-05-24, 10:14 Am)
---------------------------------------------
ГДЕ ВЫ БЫЛИ?

- Где вы были?
- Кто? Я?
- Да, да, вы! Где вы были?
- Где я был?
Комдив-раз - командир первого дивизиона - пытает Колю Митрофанова,
командира группы.
- Я был на месте.
- Не было вас на месте. Где вы были?
Лодка только прибыла с контрольного выхода перед автономкой, и Колюня
свалил с корабля прямо в ватнике и маркированных ботинках. Еще вывод ГЭУ**
ГЭУ - главная энергетическая установка. не начался, а его уже след простыл.
- Где вы были?
- Кто? Я?
- Нет, вы на него посмотрите, дитя подзаборное, да, да, именно вы, где
вы были?
- Где я был?
Колюша на перекладных был в Мурманске через три часа. Просто повезло
юноше бледному. А в аэропорту он был через четыре часа. Сел в самолет и
улетел в Ленинград. Ровно в семь утра он был уже в Ленинграде.
- Где вы были?
- Кто? Я?
- Да, да! Вы, вы, голубь мой, вы - яхонт, где вы были?
- Я был где все.
- А где все были?
Шинель у Коленьки висела в каюте; там же ботинки, фуражка. Его
хватились часа через четыре. Все говорили, что он здесь где-то шляется или
спит где-то тут.
- Где вы были?!
- Кто? Я?
- ДА! ДА! ВЫ! - сука, где вы были?!
- Ну, Владимир Семенович, ну что вы в самом деле, ну где я мог быть?
- Где вы были, я вас спрашиваю?!
За десять часов в Ленинграде Коля успел: встретить незнакомую девушку,
совершить с ней массу интересных дел и вылететь обратно в Мурманск.
Отсутствовал он, в общей сложности, двадцать часов.
- Где вы были, я вас спрашиваю?!!
- КТО? Я?
- Да, сука, вы! Вы, кларнет вам в жопу! Где вы были?
- Я был в отсеке.
Комдив чуть не захлебнулся.
- В отсеке?! В отсеке?! Где вы были?!!!
Я ушел из каюты, чтоб не слышать эти вопли венского леса.


Бороться и искать, найти и перепрятать!!!
Дата регистрации: 
 23 Мая 2006
 
 
Дата: Суббота, 03 Июня 2006, 00:06 | Сообщение # 4 |
  
 
Сообщений:





ok Браво!!!!!у Вас несомненно талант!!!Публикуетесь?
Дата регистрации: 
 
 
 
Дата: Вторник, 21 Ноября 2006, 15:49 | Сообщение # 5 |
 Кадровый состав
  
 
Сообщений: 209
 
УКАЗ №1740 от 25 числа июля 1709 года (с) Петр 1

Нами замечено, что недоросли отцов именитых в
гишпанских камзолах и панталонах с мишурой щеголяют
предерзко.

Господину полицмейстеру Санкт-Петербурга указую впредь
оных щеголей со рвением превеликим вылавливать,
сводить в тайную часть и бить кнутом по жопе, пока от
гишпанских панталонов зело похабный вид не останется.
На именитость и вопли наказуемых не взирать.

Замечено также, что жены и девицы на ассамблеях
являются, не зная политесу и правила одежды
иностранной, яко кикиморы одеты бывают, надев на
грязное фижмы из атласа, зело бздят, потеют гораздо,
от чего гнусный запах разносят, приводя в смятение
гостей иностранных.

Указую впредь — перед ассамблеей мыться мылом в бане и
меж ног и следить за чистотой не только верхней робы,
а также и исподней, дабы столь гнусной вонью не
позорить жен и девиц российских.

Дата регистрации: 
 18 Апреля 2006
 
 
Дата: Четверг, 12 Июля 2007, 18:33 | Сообщение # 6 |
Модератор
 
  
 
Сообщений: 322
 
ПРО КОТА...

В прекрасном расположении духа, объевшись сметаны, кот Барсик вышел погулять по карнизу балкона девятого этажа. Двигаясь поступательно, Барсик в конце пути уперся головой в побелку стены. Тут он задумал развернуться, да не удержался на узкой дощечке и стал медленно, но неотвратимо падать вниз. Стороннему наблюдателю было видно, что свободное падение никак не входило в планы кота, ибо тот, инстинктивно взмахнув лапами пару раз (что ему мало помогло), закатил глаза и стал истошно орать, стремительно набирая скорость.

Hесколькими этажами ниже покуривал на балконе дядя Федя, волею судеб пересекая своей давно уже не кудрявой головой траекторию полета кота, греясь на солнышке и время от времени сплевывая вниз на маляров, которые по долгу службы находились в подвешенном состоянии в люльке у третьего этажа и иносказательно материли дядю Федю. Привлеченный необычным звуком, дядя Федя посмотрел вверх. Сверху, затмив собою солнце, приближалось что-то темное. Через секунду он понял, что это что-то было не только темное, но и мягкое. Барсик обхватил голову своего спасителя всеми имеющимися в наличии лапами и, не переставая вопить, от радости выпустил когти. Дядя Федя радости кота не разделил. Hасмотревшись фильмов про пришельцев, он причислил свалившийся сверху объект к разряду неопознанных летающих и от страха заорал еще громче, чем Барсик. Своими отчаянными криками они привлекли внимание тусовавшихся на скамейке во дворе старушек. "Срам-то какой!" - заключила одна из них, затем плюнула и погрозила клюкой куда-то в сторону новостроек. Через пару минут дядя Федя отодрал-таки от лица царапавшегося Барсика и, раскрутив, швырнул пришельца туда, откуда тот явился, то есть вверх.

Этажом выше жил-поживал да добро пропивал слесарь-водопроводчик Забулдыгин, жестоко мучившийся по утрам синдромом хронического похмелья. Сидя на кухне и поглядывая то на часы, то в окно, слесарь размышлял о жизни. В 10:01, напоминая своим поведением и ревом подбитый истребитель, вниз пролетел соседский кот. В 10:03 соседский кот прилетел обратно, застыл на мгновение в высшей точке траектории; расставив лапы в стороны, повертелся вокруг своей оси, напомнив слесарю вертолет Ка-50 "Черная акула", и, не в силах совладать ни с законами физики, ни, тем более, с законами аэродинамики, продолжил свое падение. Забулдыгин твердо решил бросить пить.

Hесчастный Барсик летел вниз, минуя этаж за этажом, и без приключений добрался бы до земли, если бы ему на уровне третьего этажа не попались маляры. Маляры не делали ничего предосудительного. Они красили дом, прикрепив предостерегающую табличку к низу своей люльки, так что прохожий, завернув за угол, сначала получал несколько капель зеленой, либо одну-две более дорогой белой краски и только затем, задрав голову, читал: "Осторожно! Малярные работы!" Барсик, почти не разбрызгивая краску, рыбкой вошел в ведро (все судьи - 9 баллов). Удостоверившись, что жидкость в ведре хотя и белая, но не сметана, кот постепенно начал выбираться наружу. Маляры слышали, как что-то ухнуло им в краску. "Он в нас камнем кинулся", - сказал более опытный маляр и заглянул в ведро. Камень необычной, напоминающей кошачью голову, формы всплыл на поверхность и вдруг открыл глаза. От неожиданности более опытный маляр выронил именную кисточку и со словами: "Изыди! Изыди!" толкнул ведро ногой. Ведро, обернувшись в воздухе два раза (Барсик выбрался из него уже на первом обороте), пришлось почти впору проходившему мимо гражданину, пожелавшему не называть его фамилию, а ставший белым кот, едва коснувшись земли, припустился бежать. Распугав воробьев и голубей, он пересек клумбу и стал шустро карабкаться на первую попавшуюся березу и карабкался по ней до тех пор, пока она не кончилась.

А в тенечке под березой шел упорный поединок, играли в шахматы. Пенсионер Тимохин по кличке гроссмейстер схватился в игре не на жизнь, а на бутылку самогона с пенсионером Мироновым. Пронюхав о столь значительном призовом фонде, тут же околачивался дворник и, видя, что поединок неоправданно затянулся, ежеминутно советовал то Тимохину, то Миронову пожертвовать ферзем. Сама же игра выдалась на редкость скучной, и падение Барсика с березы на тридцать восьмом ходу ее весьма оживило. Побуксовав немного на доске и расшвыряв фигуры, кот схватил зубами ферзя черных и бросился наутек по направлению от шахматистов. Первым опомнился дворник. Он схватил табуретку и со страшным криком: "Отдай ферзя, гад!" запустил ее вослед улепетывающему Барсику. Статистика показывает, что коты очень легко уворачиваются от табуреток. По данным Госкомстата, вероятность попасть табуреткой с двадцати шагов в бегущего кота, либо кошку, практически равна нулю. В общем, среднестатистический кот легко уходит от стула, другое дело - интеллигент Скрипкин. Трудно сказать, что подумал в этот момент Скрипкин, но крик: "Отдай ферзя, гад!" и удар табуреткой по спине он явно принял на свой счет. Вздрогнув всем телом, взмахнув при этом по-балетному руками и выронив сумку с продуктами, он побежал к своему подъезду так быстро, как только мог, и даже еще быстрее. Барсик, думая приятно провести время, незаметно юркнул в сумку с продуктами. Интеллигент Скрипкин пулей понесся вверх по лестнице (хотя всегда пользовался лифтом) и добежал до девятого этажа (хотя жил на четвертом). Дворник, чувствуя, что как-то все нехорошо получилось, подобрал сумку и решил отнести ее Скрипкину, загладив тем самым перед ним свою вину. Барсик, ощутив, как его подняли и понесли, притворился мертвым, справедливо полагая, что лошадь или ладью ему, может быть, и простили бы, но ферзя уж точно не простят. Дворник поднялся на четвертый этаж и позвонил в дверь, в этот момент кот, притворявшийся до этого мертвым и не двигавшийся, для большего правдоподобия стал изображать агонию. Сумка в руках дворника зловеще зашевелилась, приведя того в неописуемый ужас. Кинув шевелящуюся сумку у двери, почетный труженик метлы ударился в бега вниз по лестнице и об косяк на финише. Подергавшись еще немного для приличия, Барсик прислушался: было тихо, самое время приступать к трапезе. Выплюнув ферзя, кот с пониманием профессионала принялся за колбасу. Минут через двадцать интеллигент Скрипкин, отдышавшись за мусоропроводом на девятом этаже, убедился, что погони нет, и спустился к себе домой. В нескольких шагах от двери валялась его сумка, вымазанная внутри белой краской. Уже в квартире Скрипкин произвел ревизию купленных продуктов. Им было куплено: полкило колбасы, пакетик сметаны и два лимона, а осталось: пакетик из-под сметаны, два лимона (один из них надкусан) и фигура для игры в шахматы. Вне себя от злости на хулиганов, не только испортивших продукты, но и надругавшихся над сумкой, Скрипкин вышел на балкон и выглянул во двор. Во дворе играли в шахматы; черными - пенсионеры Тимохин и Миронов, белыми - дворник, имевший до этого мало игровой практики и путавшийся в фигурах. Тимохин передвинул заменявшую пропавшего ферзя перевернутую ладью, а Миронов произнес: "Вам шах". "Вам мат!" - взвизгнул интеллигент Скрипкин и запустил черно-белого ферзя из-за укрытия. Злополучный ферзь шлепнулся в центр доски и разметал остальные фигуры в радиусе трех метров.

Страшный крик дворника: "Убью!" застал Барсика на крыше, куда тот забрался пообсохнуть. Сохнуть было скучно, лапы прилипали к теплому гудрону, и кот стал тереться правым боком об антенну, которую вчера целый день устанавливал один из жильцов. Антенна благополучно упала. В поисках чего-нибудь, обо что можно обтереться, горе-десантник, на сей раз по лестнице, спустился вниз и вышел во двор. То, что надо висело на бельевой веревке - старый плед. Барсик повис на пледе и стянул его на землю. Это безобразие видела хозяйка пледа, живущая на восьмом этаже старуха, необщительная, злобная, но все же не без некоторого шарма, придаваемого ей старческим маразмом. "Эва, чего удумал",- сказала старуха и стала отпугивать кота криками "Кыш!" и "Шиш!", но разве это могло напугать Барсика! Hаоборот, он перевернулся на спину и начал елозить по пледу. Старушенция принялась свистеть, но вместо свиста у нее вышло непонятное шипение, то самое шипение, которое наводило соседей на мысль, что выжившая из ума старуха где-то раздобыла змею. Hе преуспев в свисте, хозяйка пледа, подаренного ей еще на свадьбу, взяла швабру и, размахнувшись насколько позволял радикулит, запустила ее с восьмого этажа. Швабра, просвистев мимо маляров, воткнулась в землю в нескольких шагах от Барсика, тот посмотрел вверх, затем резко подпрыгнул и сделал это вовремя: вторая швабра глухо стукнула по пледу. "Ах ты, паразит, ах ты, окаянный", - запричитала старуха, но окаянный паразит, по своему опыту зная, что у бабки в наличии имелось всего две швабры, развалился даже в несколько неприличной позе. Hасчет количества швабр Барсик был абсолютно прав, но он ничего не подозревал об арсенале валенок. Ехидно улыбаясь в предвкушении мести, бабка размяла руки, поделав вращательные движения, и дала залп тремя валенками подряд. Все три валенка попали в цель, один из них даже в Барсика. Другой, срикошетив от головы опытного маляра, застал врасплох его ученика, третий же валенок плашмя ударил по спине дворника, который, надегустировавшись призового самогона, устал от интеллектуальных игр и отдыхал неподалеку в песочнице. Оба маляра выругались грязными словами, а дворник проснулся и затянул песню. Барсик же дал деру. Бабка по случаю столь удачного броска издала победный клич, подражая Тарзану.

Девятиклассник Петя привязал к велосипеду бульдога по кличке Hаполеон, а сам отлучился в магазин за хлебом. Hаполеону было велено сидеть на месте, но инстинкт, который пробудило в нем стремительное перемещение кота в пространстве, был слишком силен. И вот они уже бежали трое: Барсик, Hаполеон и велосипед, последний бежал неохотно, о чем громко звенел.

Иван Иванович Сидоров вместе со своей дочуркой ходил купить ей что-нибудь приятное ко дню рождения; счастливые, они возвращались домой. Дочка сжимала в руке японскую игрушку "тамагоччи", а Иван Иванович нес на вытянутых руках огромных размеров торт. Тут им дорогу пересек кот. Девочка крикнула папе: "Осторожно, кошка!", а потом "Осторожно, собака!", на что Иван Иванович благодушно ответил: "Да я вижу", затем зацепился за поводок Hаполеона, но не упал пока, а забалансировал тортом, подпрыгивая на одной ноге, и удержался бы, если б не подоспел велосипед. Словно вражеский дзот накрыл собой Иван Иванович только что купленный торт. Hекоторым прохожим ситуация показалась комичной и они засмеялись, но сделали это напрасно, поскольку Иван Иванович мужчиной был крупным. Поднявшись, он не стал вдаваться в подробности, а начал раздавать оплеухи направо и налево. Минут через десять он закончил раздавать оплеухи и перешел на пинки. Больше всех досталось Стекляшкину, который открыто возмущался и все хотел выяснить, по какому праву его пинают, и девятикласснику Пете, прибежавшему на шум и поинтересовавшемуся у Иван Ивановича во время короткой передышки, не видел ли тот его велосипед и собаку.

Уже под вечер, устав от дневной суеты, кот Барсик поскреб лапой дверь родной квартиры номер 35 на девятом этаже. Его впустили домой, и девочка Лена, которой он относился с почтением, потому что она обычно выпрашивала для него у родителей сметану, только всплеснула руками: "Он на этот раз весь белый!". Смирившись с тем, что в наказание его будут мыть, Барсик понуро опустил голову. Через два часа, так и не отмытый, кот сидел на коленях у хозяйки, которая гладила его и приговаривала: "Hу где же та был? Я переживала, думала, ты разбился". Как хорошо и уютно было дома, Барсик тихонечко мурлыкал от удовольствия и в благодарность за то, что его гладят, и думал: "Почему некоторые люди такие добрые, а некоторые злые?"

Hочь спустилась на город, бережно укутав мягким покрывалом темноты улицы, дома, деревья. Все спали, спал и герой нашего короткого рассказа, свернувшись калачиком на подоконнике. Hа улице было спокойно, прохладно и хорошо, и где-тов тишине изредка раздавалось стрекотание кузнечиков. Звезды безмолвно перемигивались в вышине, а месяц глядел сверху на спящий город и умилялся. Была тихая летняя ночь, а завтра... завтра будет новый день.


Уходя, гасите всех!!!
Дата регистрации: 
 13 Апреля 2006
 
 
Дата: Пятница, 21 Сентября 2007, 15:01 | Сообщение # 7 | Отредактировано:  Юрий - Пятница, 21 Сентября 2007, 15:03
 Матрос
 
 VIP
  
 
Сообщений: 241
 
Спасибо и тебе и А.В. Загорцеву. Мариш, а вы знакомы с Андреем Владимировичем ? Выложу любимого Покровского, тем более что и ЭСПЭЭНЩИКИ у себя этот рассказ выложили.

УЧЕНИЕ

Мороз дул. Те, кто испытал на себе мороз, знают, что так сказать
можно. Чахлое солнце, размером с копейку, мутно что-то делало сквозь
небесную серь. Под серью сидел диверсант. Он сидел на сопке. На нем были
непроницаемый комбинезон, мехом внутрь, с башлыком и электроподогревом.
И ботинки на нем тоже были. Высокие. Непромокаемые, наши. И диверсант
тоже был наш, но привлеченный со стороны - из диверсантского отряда.
Ночевал он здесь же. В нашем снегу. А теперь он ел. Тупо. Из нашей банки
консервной. Он что-то в ней отвернул-повернул - откупорил и стал есть,
потому что банка сама сразу же и разогрелась.
Широко и мерно двигая лошадиной челюстью, диверсант в то же время
смотрел в подножье. Сопки, конечно. Он ждал, когда его оттуда возьмут.
Шел третий день учения. Неумолимо шел. Наши учились отражать
нападение - таких вот электро-рыбо-лошадей - на нашу военно-морскую
базу.
Был создан штаб обороны. Была создана оперативная часть, которая и
ловила этих приглашенных лошадей с помощью сводного взвода восточных
волкодавов.
Справка: восточный волкодав - мелок, поджарист, вынослив, отважен.
Красив. По-своему. Один метр с четвертью. В холке. А главное - не
думает. Вцепился - и намертво. И главное - много его. Сколько хочешь,
столько бери, и еще останется.
Волкодавов взяли из разных мест в шинелях с ремнем, в сапогах с
фланелевыми портянками на обычную ногу, накормили на береговом камбузе
обычно едой, которую можно есть только с идейной убежденностью, и
пустили их на диверсантов. Только рукавицы им забыли выдать. Но это
детали. И потом, у матроса из страны Волкодавии руки мерзнут только
первые полгода. А если вы имеете что сказать насчет еды, так мы вам на
это ответим: если армию хорошо кормить, то зачем ее держать!
Шел третий день учения. В первый день группа не нашего захвата,
одетая во все наше, прорвалась в штаб. Прорвалась она так: она
поделилась пополам, после чего одна половина взяла другую в плен и
повела прямо мимо штаба. А замкомандующего увидел через окно, как
кого-то ведут, и крикнул:
- Бойцы! Кого ведете?!
- Диверсантов поймали!
- Молодцы! Всем объявляю благодарность! Ведите их прямо ко мне!
И они привели. Прямо к нему. По пути захватили штаб.
Во второй день учения "рыбы" подплыли со стороны полярной ночи и
слюдяной воды и "заминировали" все наши корабли. Последняя "рыба" вышла
на берег, переодетая в форму капитана первого ранга, проверяющего, по
документам, и, пройдя на ПКЗ, нарезала верхнему вахтенному...
нет-нет-нет - только сектор наблюдения за водной гладью. А то он не туда
смотрел. Только сектор и больше ничего. И чтоб все время! Как
припаянный! Не моргая. Наблюдал чтоб. Неотрывно. Во-он в ту сторону.
И вахтенный наблюдал, а "товарищ капитан первого ранга, проверяющий"
зашел по ходу дела к командиру дивизии, штаб которого размещался тут же
на ПКЗ. (По дороге он спросил у службы: "Бдите?!" Те сказали: "Бдим!" -
"Ну-ну, - сказал он, - так держать!" - и поднялся наверх.) И арестовал
командира дивизии, вытащил его через окно, спустил с противоположного
сектора и увез на надувной лодке. Причем лодку, говорят, надувал сам
командир дивизии под наблюдением "проверяющего". Врут. Лодка уже была
надута и стояла вместе с гребцами у специально сброшенного
шторм-трапика. Шелкового такого. Очень удобного. Хорошая лодка. Мечта, а
не лодка.
Вахтенный видел, конечно, что не в его секторе движется какая-то
лодка, но отвечал он только за свой сектор и поэтому не доложил. Так
закончился второй день.
На третий день надо было взять диверсанта. Живьем. На сопке. Вот он
сидел и ждал, когда же это случится. А наши стояли у подножья, указывали
на него и совещались возбужденно. Наших было человек двадцать, и они
поражали своей решительностью. Вместе со старшим. Он тоже поражал.
- Окружить сопку! Касымбеков! Заходи! - наконец скомандовал старший,
и они начали окружать и заходить.
Волкодавы пахали снег, по грудь в него уходя, плыли в нем и неумолимо
окружали. Во главе с Касымбековым. Не прошло и сорока минут, как первый
из них подплыл к диверсанту. Первый радостно улыбался и задыхался.
- Стой! - сказал он. - Руки вверх!
После чего силы у него иссякли, а улыбка осталась.
Диверсант кончил есть, встал и лягнул первого. В следующие пятнадцать
минут к тому месту, где раньше стоял первый, сошлись остальные. Еще
десять минут были посвящены тому, что волкодавы, входя в соприкосновение
с диверсантом, не переставая улыбаться и азартно, по-восточному,
кричать, взлетали в воздух, сверкая портянками, а затем они сминали
кусты и летели, летели, вращаясь, вниз, и портянки наматывались им
вокруг шеи. Это было здорово! Потом диверсант сдался. Он сказал: "Я
сдаюсь".
И его взяли. Живьем. Упаковали и понесли на руках.
Так закончился третий день.
С этого дня мы начали побеждать.

А.М.Покровский «72 метра»


— С тех пор как существует цивилизация, никто так не изменил хода истории, как историки.
А.Моруа

 
Дата регистрации: 
 13 Июля 2007
 
 
Дата: Пятница, 21 Сентября 2007, 15:59 | Сообщение # 8 |
Модератор
 
  
 
Сообщений: 634
 
Юрий, да, мы общаемся с Андреем, к сожалению, не столь часто, как того хотелось бы.
Сами знаете, что это очень интересный и, безусловно, талантливый человек.
Не далее как вчера он сам порекомендовал мне этот отрывок из совершенно новой повести "Предатели"
Отрывок выложен на десантура.ру
Истину моих слов Андрей гарантировал подтвердить при личном общении с любым, кто к нему обратится biggrin


В жизни каждого наступит минута,
когда все его ЗАВТРА будут исчерпаны...
Дата регистрации: 
 19 Апреля 2006
 
 
Дата: Понедельник, 01 Октября 2007, 10:31 | Сообщение # 9 |
 Матрос
 
 VIP
  
 
Сообщений: 241
 
http://artofwar.ru/z/zagorcew_a_w/text_0020.shtml
….ржу…не могу угомониться… работе хана… читаю дальше…


— С тех пор как существует цивилизация, никто так не изменил хода истории, как историки.
А.Моруа
Дата регистрации: 
 13 Июля 2007
 
 
Дата: Пятница, 16 Ноября 2007, 10:05 | Сообщение # 10 |
 Матрос
 
 VIP
  
 
Сообщений: 241
 
Бутерброд

Как показывает суровая правда жизни, в этой самой жизни и правда есть сурово неизменные вещи. И это не только дембель, а и некоторые съедобно-осязаемые предметы.

Бутерброд я решил замастырить знатный, а это требовало напряжения всего эстетического начала, заложенного во мне. Слегка сомневаясь, суровой ржаной чернухи я отрезал кусок толщиной пальца в два. Теперь, на секунду, возомним себя импрессионистом, и легкими смелыми мазками нанесем на хлеб немного субстанции очень неожиданного цвета, которую наш повар, в гордыне своей непомерной, называет горчицей. Пока вроде неплохо. Что внешне красиво, то всегда вкусно. Теперь, главное выбрать шмат сала с незаменимой мясной прожилочкой внутри. И чтобы обязательно с чесночком, дам нет – целоваться не с кем, а на остальных можно и салом подышать – пусть завидуют…
Вот странная это вещь – сало. Как типичный городской ребенок, из вполне интеллигентной семьи, живущей далеко от любителей самостийности и неподлежности, я его не только никогда не ел, но даже и не видел. И уж совсем плохо представлял себе, как можно вообще жевать этот голимый жир. Бр-р-р! Гадость какая! Но Армия и тут не растерялась и за каких-то полгода внесла необходимые коррективы в мой метаболизм. И я сразу стал очень хорошо представлять себе, что надо делать с куском сала, если он мне попадется. Вот именно – не рвать зубами, как неандерталец какой, и не резать сразу в сантиметр толщиной, а лучше два раза по полсантиметра, и сразу сверху перцем. Лепо получилось! Теперь очаровательную луковку порезать дольками – и никаких эклеров не надо.
- Бз-з-з-з-з-з-з-з-з-з!!!
Тьфу, чтоб тебя! И всех твоих! И всё, что рядом с ними! А потом тебя еще разок!!!
- Бз-з-з-з-з-з-з-з-з-з!!!
Это ЗАС в дежурке разоряется. Опять в журнале надо симптомы очередной вселенской катастрофы зафиксировать. А что делать? Придется идти – ведь не отстанут черти…
Ну вот, как всегда - очень свежая новость. Очередной рядовой Чебурек-оглы-ибн-Бишбармак-заде, похитив штык-нож (Вай-Вай, как страшно!!!), самовольно покинул расположение в/ч №XXXXL в поселке Нижние Половины. Принять меры по пресечению, поимке и недопущению впредь - Как скажете, дорогие, как скажете. Обязательно примем - Довести до сведения всех начальников – Ну как же без этого, они поди там совсем извелись уже, ориентировку ожидаючи. Только, хотел бы я знать, как этот басмач тупорылый, в такой мороз сотню километров по сопкам проползет, в шинельке-то? И с чего взяли, что он через кордон попрет? В родном чуркестане ему намного приятней – мама плов готовит, папа барашков пасет, у соседей дочка как дыня спелая стала, опять же конопля в заначке на чердаке…
Ладно, доведем - служба есть служба. Авось, бутерброд заветриться не успеет.
Не успел родимый. Ну, прямо-таки произведение кулинарного искусства, шедевр гастрономии и голодных глаз отрада. А долгое ожидание, вкупе с долгой прелюдией, только усиливают ощущения. Блин, а вот чай остыл. Придется еще немного усилить ощущения. Минут на пять…
- Звяк! Звяк! Звяк! – сказал гадский ТА-57. И через полторы наносекунды - Бух-Бух-Бух! - Это уже я бегу обратно в дежурку. Великая вещь – рефлекс, тело само реагирует на внешние раздражители, без участия мозгов. Три звонка – это комендант про вотчину свою вспомнил. Блин, как не вовремя-то! Вот если помру сейчас, сей непосредственный начальник меня и на том свете сыщет, для доклада и ценных указаний, ни на каком облачке не спрячешься. Он сам-то сейчас в отряде – там Начполит собрал Большой Хурал по итогам очередного пленума… А коридор у нас какой длинный, метров семь, не меньше…
- Здра-жла-та-щ ПОЛ-КОВ-НИК!!! – последнее слово надо произносить предельно четко и значимо – На-у-час-ке-без-пр-ис-вей!!!
- Слушаю вас
- Две сработки подряд на шестой, на четвертом левом, там сейчас комтех разбирается. Поступила одна ориентировка – опять дезер…
- Завтра за мной машину к 10-00. Старшего не надо – водитель не такой рас…дяй как вы - сам доедет.
Для страховки жду еще с минуту, потом кладу трубку и заглядываю на узел связи - телефонист выдавил из недр испуганной души улыбку облегчения - комендант изволили положить трубку. Ну и ладушки. Побрел опять на кухню… Черт! А где аппетит? Сало слезой исходит – стрескать его умоляет, да и луковка предельно полезный продукт. А вот аппетит явно остался в дежурке, все поди судорожно трубку «тапика» держит, да тангентой кастаньеты изображает. Ладно, подождем его. Придет, никуда не денется. А пока чаек подогреем, и о смысле жизни подумаем…
Это все же не комендант, на него у моего организма другая реакция, это - ТА-57 с его неописуемо гнусным звонком. Ведь если подумать, то все возможности этой бесовской машины до сих пор, на полную, никто не использует. А какой простор для той же медицины. Его звонком запросто можно выводить людей из состояния легкой эйфории. Значит, нашатырь уже не нужен, а это чистота атмосферы и облегчение для нашей экономики. Можно реаниматорам жизнь облегчить - пятиминутный звонок «тапика» запросто дохлого поднимет. Одного мало - два аппарата возьми, для стереоэффекта. Больше пяти минут - это уже анестезия. Легко вырезается аппендицит. Причем тупым и ржавым топором, потому как заражения точно не будет - любая инфекция после трех минут звонка загибается. Вот только больше семи минут длительность звонка увеличивать нельзя - разум не выдержит этого Гласа Преисподней. А значит, можно и врагов не бояться - выводим в поле полсотни телефонистов на семь минут, затыкаем им уши и ждем капитуляции…
Вот и аппетит приперся. Давай заходи, дорогой, не стесняйся. Только тебя и ждал - вон и чайник зашумел, и бутерброд повернулся самым красивым боком. Желудочный сок, глядя на такую вкусность, возомнил себя большим и сильным фонтаном из Петергофа. Жизнь все-таки имеет свои приятные моменты. Бутерброд-бутерброд, я тебя съем!!!
- Б-з-з… Б-з-з… (типа не ешь меня – я тебе еще пригожусь!!!)
Входной звонок… Гость в дом – Бог в дом! А не пойми кто, на комендатуру – его как назвать? И чего в дежурку калаши не выдают? Сейчас бы вышел на крыльцо да и спросил бы парой трассеров, мол кто там? А потом, короткой от пуза, над головой, чего ломишься - не видишь, что родителей дома нет, а мамка незнакомым дядькам открывать не велела, пока бутерброд не доем? Охо-хо-шеньки… Гражданские. Те самые, чей мирный сон мы доблестно защищаем. И чего бы им, для разнообразия, мою мирную трапезу не поохранять? В качестве шефской помощи?
Минут за десять внушил им, что пропуск в погранзону выписывают менты по адресу г. Заполярный, ул. Нанайских Стахановцев, дом бабарнадцать, а мы только контролируем сам процесс въезда. И что все мое начальство сейчас в другом городе пёрлы генсека обсуждает, и даже там совсем не горит желанием быть экскурсоводом по Аллее Славы ментовской бюрократии.
Ну, и кто на сей раз, помешает мне потребить этот, бывший когда-то свежим и привлекательным бутерброд? И запить, в тридесятый-раз-закипевшим, чаем? Раз водку в дежурку тоже не выдают? Ну, кто еще хочет комиссарского тела??? Звони по одному!!!
Не хотите? Ну, и ладно, дело спасения голодающих – дело рук самих голодающих…
- Иваныч! Еще услышу хоть один звяк в дежурке - я тебя самого шнуропарами утыкаю, будешь как ёжик без тумана! Будут звонить по мою душу, скажешь дежурный в декретном отпуске минут на десять… Или сработку записывает…
- А без звяка, перед отпуском, сработку запишешь? Там, на трубе, уже минут пять «эталоновский» дежурный скучает.
Не-е-е, как злой гомосапиенс, я точно всех зайцев на участке ушами в один узел свяжу, чтоб колючку не трогали. Или съем. Как тот дежурный бутер. Давно я его, кстати, не видел. Он же вот тут только что прозябал. Вот и луковка здесь же сохнет… И хлеб горчицей кверху ( Мерфи – дурак!!!) на полу валяется… Меня терзают смутные сомнения…
- Мур-р-р! – такой сальной улыбки я у нашей Мурки еще не видел.
- Ах ты падла, четвероногая!!!
- Му-р-р-р-р! - согласилась падла
- Сволота, черно-белая!!!
- Мур-р-р-Мяу! – не возражала сволота
- И хрен ли мне с тобой теперь делать, чамора хвостатая?
- Мур-мя? Мур-мя? – задумалась чамора, выписав хвостом пародию на вопросительный знак.
Мда! Нет бутерброда – нет проблем… Но вот есть пустой желудок – есть проблема…
Уже совсем не сомневаясь, я отрезал ломоть суровой ржаной чернухи, толщиной в три пальца и без намека на всякую эстетику, ложкой зачерпнул горчицы – хрен с ним, с импрессионизмом. Где тут тот самый шмат сала, с такой тщедушной прослойкой мяса?

http://www.pogranichnik.ru/index.php?p=11|23|~_cr/psb/1.html

автор рассказа ПСБ http://www.pogranichnik.ru/index.php?p=11|23|~_cr/psb/def.html

сайт http://www.pogranichnik.ru/


— С тех пор как существует цивилизация, никто так не изменил хода истории, как историки.
А.Моруа
Дата регистрации: 
 13 Июля 2007
 
 
Дата: Четверг, 22 Января 2009, 11:41 | Сообщение # 11 | Отредактировано:  Юрий - Четверг, 22 Января 2009, 12:41
 Матрос
 
 VIP
  
 
Сообщений: 241
 
ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ СПИСОК, или Принципы отбора кадров

Нынешней администрации, и деловой, и правительственной, постоянно приходится отбирать людей. Неумолимый закон Паркинсона гарантирует непрестанную нужду в кадрах, но выбрать того, кого надо, не так легко. Расскажем о методах отбора, применявшихся в былое время, и о методах нынешних.

Раньше (а отчасти и теперь) применялись метод британский и метод китайский. Оба они заслуживают внимания хотя бы потому, что принесли гораздо больше пользы, чем вреда. Британский метод (старого типа) основан на личной беседе, в которой соискатель должен объяснить, кто он такой.
Немолодые джентльмены, сидящие вокруг краснодеревого стола, спрашивают его имя и фамилию. Предположим, он отвечает: "Джон Сеймур". Один из членов комиссии интересуется: "А вы не родственник ли герцогу Сомерсетскому?" На это соискатель, скорее всего, ответит: "Нет". Другой джентльмен скажет: "Тогда, быть может, епископу Вестминстерскому?" Если и здесь ответом будет "нет", третий джентльмен возопит: "Так чей же вы родственник?" В том случае, когда соискатель отвечает: "Ну, отец мой торгует рыбой в Чипсайде..." - беседу можно считать исчерпанной. Комиссия переглядывается, один из членов звонит, а другой говорит лакею: "Вывести". Одно имя вычеркивается без обсуждений. Если следующим предстанет Генри Молине, племянник графа Сефтонского, шансы его будут велики вплоть до появления Джорджа Говарда, который сумеет доказать, что он - внук герцога Норфолкского. Комиссия не встретит трудностей, пока ей не придется выбирать между третьим сыном баронета и вторым, хотя и побочным, сыном виконта. Но и тут можно справиться в специальной книге, так что выбор прост, а нередко и удачен.

Адмиралтейская разновидность метода (напомним: старого типа) отличается лишь тем, что выбор ограниченней. На адмиралов не действуют титулы как таковые. Им важно, связан ли соискатель с моряками. Идеальный ответ на второй вопрос: "Да, адмирал Паркер - мой дядя, капитан Фоли - отец, коммодор Фоли - дед. Мать моя - дочь адмирала Харди. Капитан Харди приходится мне дядей. Мой старший брат - лейтенант королевского флота, другой мой брат учится в морском училище, а третий ходит в матроске". - "Так, так, - говорит главный адмирал. - А почему вам вздумалось идти во флот?" Ответ на этот вопрос практически безразличен, поскольку секретарь уже отметил имя в списке. Если приходится выбирать из двух таких соискателей, какой-нибудь адмирал попросит назвать номера такси, на которых они приехали. Тот, кто честно ответит: "Не знаю", будет отвергнут, а тот, кто быстро соврет "23-51", будет принят, как юноша с хваткой. Метод нередко давал блестящие результаты.

Британский метод нового типа выработался в девятнадцатом веке, как более уместный для демократической страны. Комиссия живо интересуется: "Где учились?" И, услышав ответ: "Хэрроу", "Хейлибери" или "Регби", задает второй вопрос: "Во что играете?" Хороший соискатель ответит на это: "Я играю в теннис за Англию, в крикет за Йоркшир, в регби за клуб "Арлекин" и в гандбол за "Винчестер". Тогда задают третий вопрос: "А в поло не играли?" - чтобы он не возомнил о себе, хотя и без поло такой соискатель заслуживает внимания. Если же на первый вопрос ответом будет "Уиглворт", беседа не затянется. "Что?!" - удивится председатель. "А где это?" - вскричат остальные, когда вопрошаемый повторит название. "В Ланкашире", - объяснит он, и кто-нибудь для порядка все же спросит насчет игр, но ответ "Настольный теннис за Уигэн, велосипедные гонки за Блекпул и биллиард за "Уиглворт" окончательно преградит ему путь. Возможны нечленораздельные замечания о наглецах, расходующих чужое время. И этот метод давал неплохие результаты.

Китайскому методу (старого типа) подражало в свое время столько наций, что немногие помнят теперь о его происхождении. Метод сводится к письменным испытаниям. Во времена династии Мин экзамен для самых способных устраивали каждые три года и включал он три трехдневные сессии. В первую сессию соискатель писал три сочинения и поэму в восьми четверостишиях. Во вторую он писал пять сочинений на издавна установленные темы. В третью он писал пять сочинений об искусстве управления. Тех, кто все сдал успешно (процента два), допускали к последнему экзамену, который проходил в столице. Длился он один день и включал одно сочинение на тему из текущей политики. Выдержавшие этот экзамен могли стать чиновниками, и чем выше была отметка, тем выше было и место. И эта система работала вполне успешно.

Европейцы изучили ее где-то между 1815 и 1830 годом и применили в 1832 году в Ост-Индской компании. В 1854 г. эффективность метода проверила комиссия с Маколеем во главе и ввела его в Англии на следующий же год. В китайских испытаниях была особенно важна их литературная основа. Соискатель доказывал знание классиков, легкость слога (и в стихах, и в прозе) и редкую выносливость. Предполагалось, что классическое образование и литературные способности свидетельствуют о годности к любой чиновничьей службе. Предполагалось далее (без сомнения, правильно), что знания научные не нужны нигде, кроме науки. Предполагалось, наконец, что выбор
практически невозможен, если соискатель экзаменуется по разным предметам. Никто не в силах решить, сильнее ли один соискатель в геологии, чем другой в физике, и потому удобно, когда есть возможность сразу их провалить. А вот когда все пишут греческие или латинские стихи, достойнейшего выбрать нетрудно. Знатоков классической словесности отправляли править Индией. Тех, кто послабее, оставляли править Англией. Самых слабых отсеивали вообще или посылали в колонии. Систему эту нельзя назвать негодной, но она гораздо хуже тех, о которых мы уже рассказали. Во-первых, нельзя гарантировать, что лучший знаток классиков не окажется ненормальным, - нередко так и случалось. Во-вторых, могло оказаться, что способности соискателя ограничивались писанием греческих стихов. Бывало и так, что экзамен сдавал кто-нибудь другой, а сам соискатель в случае надобности не мог написать стишка по-гречески. Таким образом, система больших плодов не принесла.

Однако при всех своих недостатках она была плодотворней любой из сменивших ее систем. Современные методы сводятся к проверке умственного уровня и психологической беседе. Недостаток вышеозначенной проверки в том, что победители не знают совершенно ничего. Они тратят столько времени на подготовку к тесту, что ничего больше не успевают выучить. Психологическая беседа приняла в наши дни форму так называемого "испытания в гостях".
Соискатель проводит приятный уик-энд, а за ним наблюдают. Когда он, споткнувшись о коврик, вскрикнет: "А, черт!", наблюдатели, притаившиеся поблизости, заносят в записные книжки "неуклюж" или "несдержан". Вряд ли стоит описывать подробно этот метод, но результаты его очевидны и весьма плачевны. Наблюдателям могут угодить лишь скрытные мелочные субъекты себе на уме, которые мало говорят и ничего не делают. При таком методе нередко из пятисот человек выбирают именно того, кто через несколько недель окажется абсолютно непригодным. Без всякого сомнения, этот метод хуже всех.

Какой же метод применять нам в будущем? Чтобы его найти, рассмотрим один малоизвестный вид современной техники отбора. Переводчиков-китаистов для министерства иностранных дел приходится искать так редко, что метод их найма не получил широкой огласки. Предположим, понадобился переводчик и отбирает его комиссия из пяти человек. Трое из них - чиновники, двое - крупные ученые. На столе перед ними лежат горой 483 заявления с рекомендациями. Все соискатели - китайцы, все как один окончили университет в Пекине или Амое и совершенствовались по философии в
американских университетах. Большинство из них служило какое-то время на Формозе. Некоторые приложили фотографии, другие осмотрительно воздержались. Председатель комиссии обращается к тому из ученых, который покрупнее: "Не скажет ли нам доктор Ву, какой соискатель наиболее пригоден для нас?" Д-р Ву загадочно улыбается и говорит, указывая на гору бумаг: "Ни один". - "Как же так, - удивляется председатель. - Почему?" - "Потому что хороший специалист заявления не подаст. Побоится позора". - "Что же нам делать?" - спросит председатель. - "Я думаю, - ответит д-р Ву, - надо уговорить доктора Лима. Как по вашему, доктор Ли?" - "Да, - отвечает Ли, - он подошел бы. Но мы, конечно, не можем его сами просить. Мы спросим доктора Тана, не считает ли он, что доктор Лим согласится". - "Я не знаю доктора Тана, - говорит Ву, - но я знаком с его другом, доктором Воном". К этой минуте председатель уже не понимает, кто кого будет просить. Но суть тут в том, что все заявления выбрасывают в корзину, а речь пойдет лишь о человеке, который заявления не подавал.

Мы отнюдь не советуем повсеместно принять описанный метод, но делаем из него полезный вывод: прочие методы плохи обилием соискателей. Конечно, существуют простейшие способы уменьшить их количество. Сейчас широко применяется формула: "Не старше 50, не моложе 20, и никаких ирландцев", что несколько сокращает число претендентов. Но все же их остается много. Нет никакой возможности выбрать одного из трехсот умелых людей, снабженных прекрасными характеристиками. Приходится признать, что система неверна изначально. Незачем привлекать такую массу народу. Но никто об этом не знает, и объявления составлены так, что они неизбежно приманят тысячи. Например, сообщают, что освободился высокий пост, так как занимавшее его лицо теперь в палате лордов. Платят много, пенсия большая, делать не придется ничего, привилегий масса, побочные доходы огромны, на службу ходить не надо, предоставляется служебная машина, командировки можно брать в любое время. Соискатель должен представить, когда сможет, копии (не оригиналы) трех справок. Что же выйдет? Дождем посыпятся заявления, в основном от умалишенных и от майоров в отставке, наделенных, по их словам, административными способностями. Остается сжечь их все и начинать сначала.

Легче и выгодней было бы подумать сразу.
Если же подумать, увидишь, что идеальное объявление привлечет одного человека, и того именно, кто нужен. Начнем с предельного случая:

"Требуется акробат, который может пройти по проволоке на высоте 200 м
над бушующим пламенем. Ходить придется дважды в день, по субботам -
трижды. Плата - 25 фунтов в неделю. Ни пенсии, ни компенсации за увечье не
будет. Явиться лично в цирк "Дикий Кот" от 9 до 10".

Быть может, слог и не очень хорош, но цель ясна: нужно так уравновесить риском денежную выгоду, чтобы не явилось больше одного соискателя. О мелочах тут спрашивать не придется. Тех кто не очень ловко ходит по проволоке, объявление не привлечет. Незачем указывать, что претендент должен быть здоровым, непьющим и не подверженным головокружению. Это поймут без слов. Незачем и говорить, что не годятся люди, страдающие высотобоязнью. Они и так не придут. Искусство тут в том, чтобы плата соответствовала опасности. 1000 фунтов в неделю может приманить человек десять, 15 фунтов не приманят никого. Где-то посередине - нужная сумма, которая и привлечет того, кто годится. Если придут двое, это значит, что мы завысили цифру.

Теперь возьмем для сравнения менее редкостный случай:

"Требуется археолог высокой квалификации, готовый провести пятнадцать
лет на раскопках инкских захоронений в поселке Геенна, на Аллигаторовой
реке. По окончании работ обеспечен титул или орден. Пенсия полагается, но
ни разу не понадобилась. Оклад - 2000 фунтов в год. Заявление в трех
экземплярах подавать директору Норокопательного института, Гроб, Иллинойс,
США".

Здесь и дурные и хорошие стороны строго уравновешены. Нет нужды уточнять, что от соискателя требуются терпение, упорство и смелость. Сами условия отсекают всех не обладающих этими свойствами. Нет нужды писать, что нужен одинокий человек. Нет нужды оговаривать, что он должен быть помешан на раскопках, - никто, кроме помешанных, и не откликнется. Их может быть трое, но для двоих оплата окажется слишком низкой. Третьего привлечет награда. По-видимому, если мы предложим орден св.Михаила, заинтересуются двое, а если предложим орден Британской империи, не заинтересуется никто. В нашем же случае заявление будет одно. Соискатель не в своем уме, но это неважно. Именно он нам и требуется.

Вы скажете, что не так уж часто нужны акробаты и археологи, обычно приходится искать людей для менее странных занятий. Это верно, но принципа это не меняет, только применять его труднее. Предположим, нам потребовался премьер-министр. В наше время тут прибегнут к выборам, и результат будет ужасен. Если же мы обратимся к сказкам нашего детства, то узнаем, что в сказочные времена применялись более эффективные методы. Когда король выбирал мужа для старшей или единственной дочери, а тем самым - своего преемника, он придумывал систему препятствий, которые преодолеет лишь достойный. И лишь достойный останется живым. У королей той трудно определимой поры было все нужное для таких испытаний. Волшебники, бесы, феи, вампиры, оборотни, гиганты и карлики входили в число их подданных, земли их были усеяны заколдованными горами и рощами, изрезаны огненными реками, начинены кладами. Казалось бы, нынешним правителям приходится труднее. Но это еще вопрос. Психологи, психиатры, психопатологи, статистики и эксперты не хуже (хотя и не лучше) злых ведьм и добрых фей. Кино, телевидение, радио и рентген не хуже (хотя и не лучше) волшебных палочек, хрустальных шаров, скатертей-самобранок и плащей-невидимок. Во всяком случае, одно другого стоит. Нужно лишь заменить сказочную технику современной, что, как мы убедимся, несложно.

Первым делом мы устанавливаем, какими свойствами должен обладать премьер-министр. В разных случаях свойства эти разные, но все же их надо записать и на их счет договориться. Предположим, вам кажется, что свойства эти:
1) энергия,
2) смелость,
3) патриотизм,
4) опыт,
5) популярность,
6) красноречие.
Однако любой соискатель найдет их у себя. Конечно, можно осложнить дело, уточнив требования: 4) опыт в укрощении львов и 6) умение красноречиво говорить по-китайски_, но это не наш путь. Мы хотим, чтобы нужные качества проявлялись не в особой форме, а в высшей степени, другими словами, чтобы лучший соискатель был самым энергичным, смелым, патриотичным, опытным, популярным и красноречивым в стране. Такой человек - один, и он-то нам и нужен. Значит, надо составить объявление так, чтобы всех других исключить. Выйдет примерно следующее:

"Требуется премьер-министр Руритании. Рабочие часы - с 4 утра до 11:59
вечера. Соискатель должен выдержать три раунда с чемпионом в тяжелом весе
(в перчатках). По достижении пенсионного возраста (65 лет) - мучительная
смерть во имя родной страны. Если соискатель знает парламентскую процедуру
лишь на 95%, он будет физически уничтожен. Если он соберет меньше 75%
голосов при проверке популярности по методу Гэллапа, он также будет
уничтожен. Кроме того, соискатель должен обратиться с речью к съезду
баптистов и склонить их к изучению рок-н-ролла. В случае провала будет уничтожен.
Явиться в спортклуб (с черного хода) 19 сентября в 11:15.
Перчатки предоставляются; кеды, майка и шорты - свои".

Заметьте, что это объявление разом освобождает от хлопот, связанных с анкетами, справками, фотографиями, рекомендациями и списком. Если все написать как следует, придет только один соискатель и сможет сразу или почти сразу приступить к работе. А если не придет никто? Значит, надо написать иначе, в чем-то мы завысили требования. То же самое небольшое объявление предложим в измененном виде. Например, 95% заменим на 85, 75 - на 65, а три раунда - на два. И так далее, пока соискатель не придет.
Предположим, однако, что придут двое или трое. Это покажет, что мы допустили промах в научных расчетах. Быть может, мы слишком занизили проценты - их должно быть 87 и 66. Как бы то ни было, дело плохо. В приемной два, а то и три соискателя. Надо выбирать, а мы не вправе тратить
на это все утро. Можно, конечно, начать испытания и отсеять менее достойных. Но есть и более быстрый путь. Примем, что у всех троих есть все нужные качества. Остается прибавить еще одно и провести простейшую проверку. Мы спрашиваем какую-нибудь девицу (машинистку или секретаршу): "Который вам больше нравится?" Она тут же отвечает, и вопрос решен. Нам возразят, что мы полагаемся здесь на чистую случайность, как бы бросаем монету. Это не так. Мы просто ввели новое качество - мужскую привлекательность.

Сирил Норткот Паркинсон


— С тех пор как существует цивилизация, никто так не изменил хода истории, как историки.
А.Моруа

 
Дата регистрации: 
 13 Июля 2007
 
 
Дата: Вторник, 01 Сентября 2009, 13:06 | Сообщение # 12 |
 Матрос
 
 VIP
  
 
Сообщений: 241
 
Восемнадцать лет

Восемнадцать лет - прекрасный возраст!
Хорошо! Весна! Апрель, капель...
На душе вдруг грустно и тревожно.
Закружилась жизни карусель.

Мы взрослеем - крылья вырастают,
За собой вперёд зовёт мечта.
И на этих крыльях улетают
В даль, что так по юному чиста.

Пронесутся годы, и с грустинкой,
Будем думать: "Нынче - не вчера!"
Появились первые морщинки,
Сына в школу отдавать пора.

Тот закон извечный и суровый:
"Всё течёт, меняется." - не нов .
Жаль не будет детских дней весёлых
И не будет юношеских снов.

Сорок лет

Сорок, за спиною годы лиха.
Тот же самый календарный лист.
А в душе сейчас неразбериха.
Не романтик, больше моралист.

Повзрослел, подрезанные крылья,
Кровоточат. И взлететь нет сил.
Чистым представляется сегодня
Только снег на холмиках могил.

Годы пронеслись, какие годы!
Даже можно вслух сказать - Года!
Есть морщинки - лучики свободы,
Той, что наслаждался я тогда.

Познакомился с законами поближе,
Даже ближе, чем хотелось бы...
Траектории полётов стали ниже.
Но мне снятся часто те же сны...

Посевнин Игорь Вячеславович


— С тех пор как существует цивилизация, никто так не изменил хода истории, как историки.
А.Моруа
Дата регистрации: 
 13 Июля 2007
 
 
Дата: Пятница, 04 Марта 2011, 18:11 | Сообщение # 13 |
 Матрос
 
 VIP
  
 
Сообщений: 241
 
Потом мне сказали, что я провел на грани жизни и смерти всего шесть часов. Наверное, извне это так и выглядело. Что - на грани. Что - шесть часов… Внутри же меня время шло по-другому: то ползло, то неслось, то возвращалось вспять.

Подобно воннегутовскому Билли Пилигриму, я получил возможность возвращаться в любую точку своей жизни и проживать ее заново бесконечное число раз.
Зачем?
Трудно сказать.
Но для чего-то я десять, или двадцать, или больше раз возвращался туда, на раскаленную пыльную улочку Кабула, где и когда лежал, из последних сил зажимая развороченное плечо и не позволяя крови вытекать так быстро, как ей того хочется.
Я лежал и смотрел в слишком высокое небо, а мой коллега Хафизулла торопился ко мне из дуканчика наискосок, торопился медленно и безнадежно - так Ахиллес когда-то настигал черепаху…
Мне почему-то казалось, что в те минуты я понял и почувствовал нечто главное, без чего вообще нет смысла жить дальше, - причем это главное можно изложить в семи словах…
и вот теперь я возвращался и возвращался туда, стараясь уловить в пустоте эти семь слов, но заставал только боль, смертное томление и тоску.

Я возвращался в детство,
в самые счастливые моменты,
и оказывалось, что это убого, жалко, скучно и лишь иногда трогательно.
А то, от чего у меня сегодняшнего захватило дух, я в детстве пропустил.

Это был темный, заросший лилиями пруд. Берега его полностью скрывали гибкие плакучие ивы. Позади ив росли огромные деревья — вязы или дубы. Казалось, что кроны их готовы сомкнуться над водой. Под деревьями стояли две белые кружевные беседки. В одной беседке сидела красивая девушка и смотрела на то, как мы с отцом ловим рыбу. Меня тогда не интересовало ничего, кроме поплавка в ленивой вязкой воде…

Через месяц отец уйдет от нас к этой девушке.
Еще через месяц они погибнут страшной смертью,
и об этом я не буду вспоминать никогда…

***

- Последняя загадка. Угадываешь - идешь, куда хочешь. Нет - остаешься, остаешься, остаешься… - Она почти не двигалась, но при этом как-то ухитрилась потереть ручки. - Оно никогда не кончается, его всегда не хватает, его нельзя родить, его легко убить, где его много, оно стоит, где мало - несется вскачь, его часто крадут, но никогда не возвращают украденное…

- Время, - сказал я.

- Да, время…- Она кивнула, а глаза ее неожиданно погрустнели и похорошели. - Время. Жаль, ты дослушал только до середины. Нетерпеливый… Что ж. Иди. Путь свободен.

Просить, чтобы она продолжала, - было бессмысленно…

- Могу теперь я спросить, мудрая?

- Как хочешь.

- Почему две змеи обвивают посох? Две, а не одна? И почему смотрят в разные стороны?

- На самом деле ты хотел спросить не это, и потому нет смысла отвечать… Ступай. Когда поймешь, что ты хотел спросить, - я встречусь тебе, Но это будет только однажды...

Андрей Лазарчук, Михаил Успенский
«Гиперборейская чума»

Дата регистрации: 
 13 Июля 2007
 
 
Форум » Общий раздел » Отдыхаем / Юмор » Выдержки от интересных авторов (Пишите то, что понраву)
Страница 1 из 11
Поиск:
ВСАдминистратор (Генштаб)  Модератор (Штаб)  Кадровый составКонтрактник (<10 cообщений)


Создать сайт бесплатно сайт Офицеры Державы - Яндекс.Метрика