газелькин переезд
Среда, 19 Ноября 2014, 17:22
 
Начало Каталог статейРегистрацияВход
Вы вошли как "Лазутчик" · RSS
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Каталог статей
» Статьи » Статьи

Всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны
С недавних пор к двум традиционным областям интеллектуальных утех и словесных экспериментов, каковыми в России издревле служили культура да сельское хозяйство, прибавилась третья – необъятная и бескрайняя для непрофессиональных суждений и сплетен армейская нива. А так как российская армия на протяжении десятилетий ХХ века в силу естественных причин как святое и неприкосновенное для русского человека понятие, безусловно, была вне досягаемости критики, то внезапно хлынувшая в страну свобода выражения ничем не сдерживаемых мыслей и эмоций мгновенно превратилась в некий огненный артиллерийский вал, прокатившийся по всей глубине (в буквальном смысле слова) национальной обороны.
  Прямой наводкой по неподготовленной гражданской и военной аудитории били как «левые», «ультрадемократические», так и «правые», «заскорузло патриотические» издания. По мнению одних, армия для России была казарменным пережитком прошлого, «совковым» рудиментом в эпоху всеобщего рыночного мира и благоденствия. А служившие и служащие в ней люди изначально признавались умственно и физически неполноценными маргиналами. Поэтому за все постперестроечные годы только крайне ленивый и лежебокий рыцарь демократического пера и левого орала не затупил свои сабли и мечи о «чугунные», по его мнению, головы защитников Родины.
  Для других – «ура-патриотов» – фигуры российских офицера и солдата становились некими неземными монументальными идолами, лишенными человеческих черт и эмоций, которые должны были ценой своей крови и жизни вместо призванных для этого ведомств защитить уходящие ценности и идеалы.
  Неудивительно, что сегодня под дружный перекрестный огонь «военспецов на час» попала и проводимая в стране небывалая по своим масштабам и глубине структурных преобразований реформа российских Вооруженных Сил. Но теперь бушевавший годами вал оголтелой антиармейской истерии переродился в прицельные, «точечные» удары. А на смену разномастному, многоголосому журналистскому войску пришли «военные эксперты» и «военные аналитики»...
  Кто они, нынешние «властители дум» о современной Российской армии, эффективном военном строительстве, достойной и качественной жизни защитников Отечества, пытающиеся манипулировать не только сознанием российских военнослужащих и членов их семей, но и чувствами сотен тысяч призывников и солдатских матерей?
  Поистине, для того чтобы стать современным военным экспертом в России, многое совершенно не обязательно. Не обязательно, во-первых, самому служить в армии, не обязательно обучаться в военном вузе, вообще иметь образование, хотя бы чем-то связанное с военным делом или военной экономикой. Для многих современных журналистов, претендующих называться аналитиками, армейская тема – просто выгодная, никогда не теряющая своей конъюнктурности тема или даже хобби, приносящее к тому же неплохой кусок хлеба с нетонким слоем масла. Поэтому пишут сегодня о военной реформе и бывшие биологи, пробуждая в себе, может быть, веками дремавшие гены пращуров-полководцев. И бывшие журналисты-международники, писавшие когда-то с нескрываемым пиететом ангажированные материалы об иностранных армиях, а ныне страждущие о гражданском контроле над армией Российской и проводимыми в ней преобразованиями. Забывая о том, что прежде чем осуществлять этот самый гражданский контроль над армией, надо бы сначала создать в России это самое гражданское общество. Ведь гражданское общество – это не кучка даже самых умных военспецов, а сообщество граждан конкретного государства Россия, где кроме прав есть еще и обязанности, одной из которых, по нашей самой демократичной Конституции в мире, является защита Отечества.
  Зато многие из нынешних «военных экспертов» хорошо знают войну – видели ее из чужого окопа. А кое-кто вкушал даже «скромные» угощения во дворце Дудаева, а затем прославлял подвиги героев-горцев и жалел «несчастных» солдат армии Российской, брошенных на уничтожение «кровожадным» некомпетентным командованием.
  Третьи – сотрудники правительственно-неправительственных иностранных организаций и фондов, выпускники стэнфордских университетов, пристально изучающие современную Российскую армию и перспективы ее развития и время от времени выступающие в СМИ в качестве «независимых» экспертов, подсказывая направления последующих «боевых действий» против Вооруженных Сил России и их руководства...
  Есть среди нынешних аналитиков и выходцы из армейской среды с личной обидой на руководство Вооруженных Сил, и амбициозные шарлатаны по принципу «вот если бы я был министром обороны...» Они, как правило, не принимают саму идею реформирования армии и флота или критикуют действия командования, если называть вещи своим языком, сугубо ради критики и повышения собственного рейтинга. А некоторые из нынешних военных экспертов, собственно говоря, дезертировали в свое время с полей сражений, а сегодня бросают в массы глубокомысленные выводы о ходе военной реформы.
  Есть, наконец, и те, кто, особо не стесняясь, откровенно и громогласно, в силу своего журналистского голоса, интеллектуальных способностей и предоставленных электронных или газетных возможностей, ненавидит Россию и ее руководителей, рассматривая ее армию как оплот «существующего режима». Благо, что в наше демократическое время это можно делать, нисколько не опасаясь за свою репутацию и даже укрепляя ее в определенных кругах, помогая, например, через коммерческих посредников уклоняться от службы не определившимся в жизни призывникам.
  Вопрос о том, почему общество доверило освещать военную тему людям, глубоко далеким сегодня как душой так и телом от армии и происходящих в ней процессов, в сущности вопрос риторический. В истории России есть немало примеров подобного «самозванства». Не касаясь времен былинных, вспомним, как в феврале 1917-го «власть, валявшуюся в ногах толпы», подобрало Временное правительство. А уже в 90-х годах того же XX века незваные военные эксперты, унюхав сходную политическую ситуацию, попытались протащить во власть через СМИ своих кандидатов на пост министра обороны. кого только среди них не было. И Новодворская, и Старовойтова, и Березовский.
  Понятно, для того чтобы стать военным аналитиком, недостаточно провозглашенных претензий. Надо еще иметь коллег, готовых подставить тебе газетное плечо и радиотелевизионную спину. Нелишними будут и некоторые интернет-манипуляции, доставляющие необходимые материалы к нужному адресату и создающие достаточную пестроту мельканий твоего имени во всемирной паутине. Но главное тут – готовая внимать «умному» экспертному слову аудитория.
  Последняя столь необходимая составляющая экспертного дела готовилась тщательно и профессионально на протяжении последних трех десятилетий. Помнится, как в конце восьмидесятых годов по рукам еще советской «золотой молодежи» ходили зачитанные до дыр «толкования» русской истории Ричарда Пайпса, цитаты из которых нескрываемо часто мелькали в устах «младореформаторов». Пока остальное российское общество впервые открывало для себя Карамзина и Ключевского, пайпсизм с его откровенной ненавистью к России, к ее истории, культуре, к ее армии, наконец, заполнял освободившееся с уходом советской идеологии место в пламенных сердцах бывших комсомольских функционеров – нынешних акул российского бизнеса, управляющих в числе прочих и рынком современных масс-медиа.
  Поэтому нет ничего удивительного в том, что эффективность той или иной операции в Чечне у нас оценивали на телеэкране генералы, трусливо отказавшиеся воевать там. А телегероями в мгновение журналистского ока становились боевики и террористы, захватывающие российские школы и больницы, или предавшие Родину дезертиры, о судьбе которых трогательно повествуют теперь целые теленовостные сериалы. Не хватило, мол, денег у деревенского паренька «откосить от армии», пришлось ему чистить сапоги казарменным «дедам». Но не выдержало молодое свободолюбивое сердце, взял он автомат с тремя запасными магазинами и убежал в прекрасную, демократическую южную страну, где ждали его хорошая квартира, прибыльная работа, карманные деньги на вечерний ресторан, молодое вино плюс спустившаяся к нему внезапно то ли с небес, то ли с гор прекрасная и такая же свободолюбивая девушка.
  И мы никогда не услышим о тысячах 18-летних российских юношей, осознанно приходящих ежегодно на призывные пункты, или офицеров, самоотверженно, в условиях ежедневного тотального психологического бумажно-электронного прессинга успешно выполняющих свой долг.
  Неважно, что большинству российских читателей и телезрителей претит подобная журналистика. Пусть у нее все та же небольшая, но чрезвычайно деятельная в эпоху перемен аудитория. Присвоив себе звание «независимой», именно она диктует сегодня правила игры. А другая «патриотическая» ветвь пишущей об армии журналистской братии только неумело подыгрывает ей.
  ЧТО же это за правила игры?
  Первое. Подвергай сомнению или отвергай любое решение руководства страны, любое действие командования Вооруженных Сил России в отношении военного строительства, оборонного комплекса, структурных преобразований в армии и на флоте. Решила, например, Россия постепенно перейти к службе по контракту, – хорошо, но не современно. Современно теперь строить армию «добровольческую», в духе «русских народных традиций». Объявило Министерство обороны о сокращении армии до 1 миллиона человек – прекрасно, но этого мало, надо еще поставить Вооруженные Силы под полный гражданский контроль. Да и вообще России армия не нужна, потому как все внешние угрозы, которыми оперирует военно-политическое руководство государства, надуманы и высосаны из пальца. И НАТО нам друг, поэтому чисто из братских чувств старается приблизиться к России. И американское ПРО на российских границах не угрожает национальным интересам «этой страны», да и вообще, по тому же Пайпсу, в силу своего рабско-имперского прошлого России подобных интересов иметь не положено.
  Хотя именно Россия сегодня находится в самом эпицентре геополитических и геоэкономических противостояний. Борьба за передел сфер влияния, сырьевые ресурсы, рынки сбыта, то и дело возникающие территориальные претензии к Российской Федерации, стремление некоторых стран разрешать международные противоречия путем применения военной силы могут в любой момент перерасти в явные военные угрозы национальной безопасности Российского государства. И именно Североатлантический блок за последние двадцать лет, отделяющих нас от распада Организации Варшавского договора, так или иначе, в том или ином виде задействовал свой военный потенциал, причем не всегда соблюдая нормы международного права, без оглядки на Совет Безопасности ООН, применяя свои объединенные вооруженные силы в различных регионах мира.
  Но эти аргументы – ничто для «независимых» военных экспертов. Как неважно, что формы гражданского контроля, предлагаемые ими, немыслимы ни в плане логики и здравого смысла, ни в сопоставлении с практикой военного строительства в передовых, «цивилизованных» странах. Можно, конечно, как всерьез предлагалось, направить в каждую казарму по солдатской матери, но поможет ли это системной борьбе с «дедовщиной»?
  В результате подобного эмоционального непрофессионализма «забалтываются» наиболее серьезные решения руководства Вооруженных Сил по преобразованию всего армейского бытия, выполнение которых позволит навсегда изжить заодно с другими и наследие пресловутых неуставных взаимоотношений в казарме. Одно из таких решений – создание корпуса кадровых младших командиров, что поможет вернуть понятию «сержант» его истинное значение. Он должен стать по-настоящему главным человеком в воинском коллективе, отвечающим за обучение и воспитание военнослужащих, поддержание надлежащей воинской дисциплины. В уважаемой «независимыми экспертами» армии США, к примеру, сержанты не только обучают солдат, но и ведают в том числе вопросами материально-технического снабжения подразделений, воинских частей, соединений и даже армий. В отличие от нас американские офицеры рассматриваются исключительно как организаторы боя и военных операций, как элита и мозг армии.
  Поэтому новая целевая государственная программа подготовки сержантов призвана полностью заменить систему, при которой молодой человек со школьной скамьи, без предварительного отбора направляется в учебное подразделение, а через 5 месяцев ему доверяют командовать его сверстниками и даже солдатами более ранних сроков призыва.
  Остается без должного анализа и другое важное военно-политическое решение – переход к 12-месячному сроку службы, которое уже дает свои положительные результаты. Как и внедряемая сегодня практика комплектования частей и подразделений, исключающая жесткие возрастные пересечения, что позволяет на корню глушить ростки «дедовщины».
  Обо всем этом могли бы поведать читателям и слушателям, зрителям и пользователям Интернета отечественные военные эксперты и аналитики, как, кстати, и об отсутствии в нынешней России системы воспитания молодежи. Ибо та же «дедовщина» – явление больше морального, если хотите, духовного и, конечно, социального порядка, нежели возрастного. Если у человека отсутствуют нравственные принципы, жизненные установки, «дедовщина» будет процветать в любом коллективе, будь то школа, армия или какая-нибудь промышленная корпорация...
  И правило второе, без которого ваше мнение никогда не попадет к широкому отечественному читателю, – никаких «хороших новостей» из армии и об армии. По этому неписаному закону современной российской журналистики, несмотря на грандиозные преобразования, происходящие сегодня в Вооруженных Силах России, об армии и людях в погонах вспоминают лишь после чрезвычайных ситуаций и происшествий, неизбежных, в сущности, во времена глубоких перемен. Представители СМИ в кулуарах объясняют подобную информационную политику тенденциями развития современной мировой журналистики, а именно – уменьшением доли аналитических материалов в пику возрастания объема «голой» информации. Не добавляя при этом, что умело выстроенный ряд информационных сообщений позволяет манипулировать общественным мнением не хуже умных говорящих и разъясняющих телевизионных голов.
  В силу перечисленных обстоятельств обществу становятся недоступными компетентные голоса профессионалов – военных экспертов и аналитиков, в том числе выходцев из армейской среды. Их аналитические материалы можно встретить разве что на страницах «Красной звезды», «Военной мысли», «Вестника Академии военных наук» или «Российского военного обозрения».
  Министерство обороны Российской Федерации открыто для объективного разговора на тему военной реформы и готово предложить для этого свою трибуну. На регулярной основе сегодня проводятся встречи с журналистами руководства Вооруженных Сил России, которое старается дать ответы на животрепещущие темы. Надо признать, что отдельные материалы с этих открытых форумов попадают на страницы СМИ, но дальнейшего развития не получают.
  Вместо неполитизированного, финансово неангажированного мнения нам продолжают предлагать, мягко говоря, непрофессиональные суждения «экспертов», смело называющих себя «независимыми». Независимыми, видимо, от совести, интересов страны, давшей им возможность свободно и всегласно судить об одном из важнейших своих институтов, и ответственности за сказанное. С той степенью независимости, которая позволяет им отказывать другим в выражении своего профессионального мнения. Ибо полагаться сейчас на оценки военных – «все равно, что руководствоваться мнением печников при строительстве здания с паровым отоплением». И стоило только рядовому военному историку выразить свое личное мнение о спорных, «неполиткорректных» факторах, предшествовавших Великой Отечественной войне, как тут же на него обрушивается хорошо скоординированный окрик: «Не сметь!» от тех, кто своими авторскими «историческими» программами продолжает топтать память и души оставшихся в живых стариков, упрекая их за якобы бессмысленно пройденные огненные версты и бесцельно прожитые годы.
  Естественно, так называемое свободное медиасообщество России никогда не заметит тех пока еще небольших, но зримых положительных изменений в жизни и службе офицера и солдата Вооруженных Сил России в сравнении, скажем, с их предшественниками из 80–90-х годов прошлого века, которые медленно, но верно происходят буквально на глазах. Достаточно взглянуть, на каких личных авто ездят сегодня капитаны и полковники, в какой экипировке военнослужащие уходят в горы, как выросли нормы довольствия у рядовых Российской армии. А ведь не все офицеры в недавнем прошлом даже после службы в группах войск в Восточной Европе могли приобрести «Волгу». По большому счету, приходилось радоваться «Чайным розам» и столовым «Мадоннам».
  Многие исследователи полагают, что одной из причин поражения России в русско-японской войне явились тогдашние отечественные «демократические» СМИ, громившие отсталую царскую империю и выступившие фактически на стороне японских войск. Ситуация с маниакальной точностью повторилась в конце того же ХХ века, в период первой чеченской кампании, когда на центральных российских телеканалах и страницах подавляющего числа газет появились репортажи из стана противника, деморализуя собственную армию презрительным словом «федералы». Да и во время августовской прошлого года войны Грузии против Южной Осетии некоторые российские «независимые» военные эксперты не преминули на всякий случай «отметиться» своими репортажами и аналитикой на грузинской стороне.
  Нынешние изменения облика Вооруженных Сил Российской Федерации по своим целям, масштабам и срокам не имеют аналогов не только в отечественной истории. Они обусловлены целым рядом факторов, хорошо известных не только «военным экспертам». Увеличение пространственного размаха вооруженной борьбы, возрастание роли воздушно-космического театра военных действий, массированное применение высокоточного оружия большой дальности, широкое использование средств радиоэлектронного и информационного противоборства, многие другие новейшие достижения науки и техники, реализованные в современных средствах и способах вооруженной борьбы, требуют инновационных подходов и к боевой подготовке, и к системе всего военного образования. Современный российский офицер должен иметь способность адаптироваться к быстро меняющимся условиям современного боя, творчески мыслить, быть новатором в военном деле.
  И ему, как никому другому, надо уметь анализировать все самостоятельно, критически оценивая мыслительные потуги разного рода самозванцев, паразитирующих на военной теме. Надо помнить, что мы сами создаем для них благоприятную среду обитания, ленясь зачастую самостоятельно подумать, поразмышлять, проанализировать факты, события, информацию, сплетни и пересуды, живя, как говорят в народе, чужим умом. Все, неуясненное, недомысленное, недоанализированное нами, все наши бреши в образовании, в мировоззрении словно ползучей строительной пеной заполняется откровениями «апостолов военной мысли».
  Представители масс-медиа не без вызова намекают, что они – четвертая власть. Некоторые в запале идут дальше, объявляя себя властью первой или даже высшей. Ради Бога, пусть тешатся. Но будем помнить Сократа: «Любая чужая власть заканчивается там, где начинается моя мысль». Давайте чаще задумываться, кто наши информационные поводыри, кто и что водит их пером, чьими устами глаголет якобы истина, через чей телеобъектив мы видим мир. Ведь внимательно посмотрев на «волхвов», несущих аналитику в массы, мы вдруг с изумлением обнаруживаем: «А поводыри-то голые!»
  Время диктует не только революционные, прорывные изменения в структуре и облике Вооруженных Сил России, в качестве подготовки и уровне жизни ее офицеров и солдат, но и необходимость формирования по-настоящему компетентного экспертного сообщества, способного сопровождать и анализировать ход этих изменений на самом высоком профессиональном уровне. 
Категория: Статьи | Добавил: Юрий (23 Июля 2009)
Просмотров: 413

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Создать сайт бесплатно
Категории каталога
Статьи [74]
Познавательное [19]
Интересные моменты из истории,обычаи,традиции и пр.
Поиск по каталогу
Друзья сайта

    Статистика